?

Log in

Страшно!?

Всероссийский центр изучения общественного мнения сообщил о росте уровня напряженности на «карте страхов» россиян с начала 2017 года. Страхи растут по всем направлениям. А от страха человек чувствует себя крайне неуверенно, нервно и делает массу глупостей. Хотя иногда страхи и стимулируют что-то решительно менять в своей жизни. Не всегда в худшую сторону)
Итак, на первом месте у россиян страх, связанный с ростом цен. (Официальная инфляция, кстати, довольно низкая - может это фантомные страхи?) На втором - с международными конфликтами. Третье место в списке страхов жителей России заняли проблемы со здоровьем и трудности с получением медицинской помощи.
Отмечается также увеличение страхов, связанных с сокращением зарплаты, задержками выплат и потерей работы, внутренними беспорядками, военными конфликтами, ростом преступности. Последнее место среди страхов заняли семейные проблемы и конфликты.
Чего, в первую очередь, боитесь вы? И как жить или как справиться со всеми страхами?


Забавное название, или самоназвание - лидеры мнений. Вот такие лидеры, вот такие мнения. Не считаться нельзя).

Кстати, я посмотрел несколько роликов Соколовского до суда и после. До суда он мне был совершенно неинтересен – отвязный стиль, мат, межблогерские «терки», и все довольно пошло. При этом гуманитарно невежествен (читает ник Paul Gauguin с аватаркой автопортрета художника по слогам Па-ул Га-у-гу-ин (судя по всему без прикола) и делает ошибки в ударениях типа - облЕгчить или срЕдства А после.. Неглупый, довольно образованный
в том, что ему интересно, и талантливый парень: с позицией, мыслями, а главное с явными способностями к подобного рода видеодеятельности.

Патологично ли зло?

Перечитал «Хладнокровное убийство» Трумена Капоте. Последний раз читал давно, еще в сборнике «Документальная проза» вместе с Норманом Мейлером и Джеймсом Олдриджем. Помню, что произвело сильное впечатление – вроде как немотивированное убийство фермерской семьи, подробный рассказ об убийцах, вызвавший и оторопь, но и некоторое сочувствие, и заставивший задуматься о себе. Не знаю, почему, но уже несколько месяцев, как в голове появилась эта мысль – перечитать «Хладнокровное убийство» (в СССР его еще переводили, как «обыкновенное»). Дома не нашел, на «Ozon» не было, и вот появилась в «Москве» на Тверской - пошел специально и купил.
Что же меня так заинтересовало? Кто не в курсе: двое молодых тридцатилетних мужчин совершают убийство незнакомой им семьи фермера – отца, мать и двоих детей – мальчика и девочку, семьи, которую сначала пытаются ограбить. Но ничего не находят, и тогда один из них перерезает горло хозяину фермы, а уже затем они добивают остальных, чтобы не осталось свидетелей.
Я даже прочитал еще раз подлинное дело, посмотрел фотографии,

o-o.jpeg

глянул трейлеры двух фильмов, снятых по роману, попытался понять, что же так привлекло Капоте, что он, по сути, несколько лет провел в общении с главным убийцей Перри Смитом до того, как того все же казнили спустя лет шесть после вынесения приговора, и с которым фактически подружился?
Наверное, меня интересует не столько патология – психиатры все же считали, что это патология, сколько идея, что невинные жертвы оказываются платой по счетам, которые убийца, на самом деле, предъявляет бессердечным, деспотичным или равнодушным родителям, своим мучителям в школе и во дворе, несправедливому миру, который жестоко с ним обошелся. Вот, что говорит сам убийца: "Может быть, Клаттерам (так звали семью фермера) просто суждено было расплатиться за всех остальных?"..
Но не только и не столько это меня интересовало. На суде психиатру задавали лишь один вопрос, на который он должен был ответить «да» или «нет». Различает ли убийца разницу между добром и злом? Врач отвечал «да». Но его более подробная характеристика «пациента» по существу делала это «да» очень ненадежным. То есть человек вполне интеллектуален и ориентируется в мире, но его разум сильно расходится с его нравственным чувством. Что это – болезнь? Нравственная тупость, черствость, бессовестность, неспособность переживать за других людей - это медицинская болезнь? Тогда я боюсь, что сегодня эта патология – несоответствие разума нравственному чувству - очень распространена, может быть даже перевалила через эпидемический порог. Но кто этим занимается, кто отслеживает?..
Обаяние зла. Многие считают, что человек, на самом деле, испытывает нечто вроде огромного освобождения, сопровождающегося мощной пассионарной энергией, когда из него выходит мистер Хайд? А он ведь в каждом из нас. Чем, собственно, присяжные и судья, вынесшие смертный приговор отличаются от меня? - это вопрос, которым задается Перри Смит. И отвечает – ничем: такие же убийцы, и их также не будет мучить совесть, и они тоже будут спокойно спать по ночам. Так в чем разница – из меня вышел Хайд, я себе это позволил, я свободен, а они нет – зажались, но как бы им этого же хотелось: мысленно они уже неоднократно убивали...
Что сдерживает это трудно преодолимое желание людей совершить зло, переступить через порог, поддаться искушению перейти все моральные границы, отдаться на волю иррациональных животных инстинктов – в том числе убивать? Культура, воспитание, религия?.. Чем можно заменить энергию разрушения? Насколько надежна энергия созидания, и как долго способна она противостоять нашим звериным инстинктам?
Короче, меня интересует, насколько убийца патологичен, или это просто стечение обстоятельств? То есть это вопрос медицины или судьбы? И как мы, добропорядочные граждане, далеки от такой судьбы?
Гуляю... Навстречу идут двое мужчин лет по 30-35. У одного из них на плечах сидит маленький мальчик. Вот его отец и говорит, видимо, продолжая какой-то разговор: «...Потому что любой плохой мир, лучше хорошей войны...» Я прямо автоматически кивнул в знак согласия. Но вот, что я сразу представил – как бы у нас отнеслись к политику, который призывал бы к миру любой ценой? Потому что это сохранит жизни, сохранит города от разрушения, культуру от деградации. Нет, не надо сразу про то, что хорошо было бы сдаться Гитлеру. Не об этом разговор. Там речь шла о выживании, о физической защите своих близких. Я скорее о национальной гордости, и о том, что называется национальными интересами, которые почему-то распространяются вовне, а не только внутрь – чтобы нации жилось хорошо.
Характерно, убивают в основном сторонников мира, а не «поджигателей войны». Жан Жорес, Махатма Ганди, Мартин Лютер Кинг, наконец, Садат и Рабин. То есть те, кто за мир, за мирные средства борьбы, не убивают тех, кто за войну, а вот наоборот случается достаточно часто.
Сейчас идея войны носится в воздухе. К ней приучают, к ней привыкают. Она для многих кажется даже благом – как в политическом, так и в психологическом плане. Взять хотя бы нашу страну: сплошные разговоры о войне, о военных почестях, воспевание военной доблести и славы, мужества и долга защитника Отечества. У нас даже главенствует российское военно-историческое общество, а не просто историческое.
Но мы-то знаем – о, сколько раз Лев Толстой или Ремарк об этом писали, что часто защищают не Отечество, а, получается, тех, кто развязал войну. Миротворцы предупреждали: война нужна не народам, а политикам и безответственным политиканам. «Всякому приличному кайзеру нужна по меньшей мере одна война, а то он не прославится» (Э.М. Ремарк).
Вот кого надо было защищать России в Первую мировую войну? Какая-такая была ее неизбежность? Россия поначалу даже не воевала на своей территории. За Сербию вступилась? И это стоило миллионов жизней российских солдат и офицеров? Это стоило того, чтобы потом началась революция и гражданская война, унесшие еще больше миллионов жизней наших сограждан? «Игры патриотов» очень дорого обходятся. Примечательно, "патриоты" против революции, но частенько за войну.
К сожалению, мы не одиноки: во всем мире, как только война, сразу - ура- ура!!! А кто не кричит «ура!», тот предатель и враг своей страны. Просыпаются потом, когда начинают массово приходить похоронки.
Эх, люди, люди... И их правители... Как написал очень эмоционально Юнг сразу после войны: правительство, которое отдаст приказ о мобилизации, надо расстрелять в полном составе.

"Ответка"

Фанаты «Локомотива» и «Спартака» вывесили баннер против фильма «Матильда»: «Учитель, руки прочь от Русского Царя!» Притом еще - "За Веру, Царя и Отечество!"

2784854.jpeg

Странно: во-первых, фанаты в общем-то не очень политизированные, не так чтоб монархисты, не так, чтобы очень религиозные и образованные, чтобы слышать о режиссере Учителе. Кто ж их так надоумил? И прямо на первом матче на Суперкубок?.. Вы знаете, я думаю, что это такая любимая "ответка" (чья? ну не совсем трудно догадаться) интеллигенции от вроде как народа. И, уж простите, еврейской интеллигенции от русского народа (ну это так, про Русского царя, чтобы особо не забывались - антисемитский душок он ведь всегда в цене, как российский газ на продажу). А то уж больно громко выступили за свободу творчества и как-то даже солидарно. Самостоятельно. Не-хо-ро-шо. Надо обозначить баланс сил(

В поисках отца

Перечитал «Письмо к отцу» Кафки. Да, отношения сына с отцом всегда более сложные и болезненные, чем с матерью. Если она не душит любовью или не пытается стать отцом. Кафка пишет это письмо в 36 лет. И получается, что вся его жизнь и творчество – это один сплошной диалог, борьба с отцом, попытка что-то доказать себе и ему.
У меня, слава Богу, не было авторитарного, деспотичного отца. Но был человек достаточно холодный и отстраненный от моих дел. Как минимум, в силу занятости своими. И я всю жизнь на него обижался за то, что он не был для меня тем отцом, который так был мне нужен – как советчик, как защитник, собеседник, учитель. Просто, как отец. Я и до сих пор на него в обиде, хотя прошло много лет с того момента, как его не стало. И ничего с собой поделать не могу. И я по-прежнему не могу ему простить, что его не было со мной в те моменты жизни, когда я так в нем нуждался, что мне приходилось учиться всему самому – иногда поздно, иногда неправильно, или вообще так и не научиться чему-то очень важному. С обидой и непрощением жить тяжело. И я порой, периодически это достаточно остро чувствую.
Именно поэтому я всегда так хотел помочь тем мальчикам, которые росли без отца, порой просто заменяя им его. Я не хотел, чтобы они были также обделены, как я. Наоборот, хотел, чтобы они чувствовали себя полноценно, получив все то, чем, казалось, были обделены по судьбе. Опять же, как минимум, поддержкой и уверенностью. Возможно даже несколько навязчиво.
... Когда-то я написал книжечку «В поисках сына» - документальную историю об одном из таких своих отцовств. Рукопись была уже готова. Нужно было вывести только последнюю, титульную страницу. Я набрал на компьютере крупным шрифтом: «В поисках сына» и отправил страницу в печать. Каково же было мое удивление, когда на вышедшей из принтера странице я прочел: «В поисках отца». Вот именно тогда я понял, что искал в этих детях не столько своих сыновей, сколько в себе искал того самого правильного папу, которого был лишен в жизни.

Про геолитературу

Я не люблю и не принимаю геополитику, идеологию, анонсирующая неизбежность войн. Но, конечно, же признаю историю с географией в том смысле, что отведенное для страны пространство, климатические условия, соседство и тому подобное не может не отражаться на политике. Но это не геополитика в ее немецко-дугинском варианте, это такая политическая география, географическая история, влияние которой на судьбу народов очень даже интересно рассматривать и анализировать.
Но я совсем не об этом. Вчера моему любимому Дмитрию Быкову задали вопрос о «гении места»: в какой степени влияет место, где писатель родился, на то, что и как он пишет. Быков посчитал, что не так уж и фатально, что это не главное - хороший писатель везде пишет хорошо, и вообще лучше удаляться от своего «места», расширять пространство, чтобы преодолеть определенную местечковость. Не совсем так говорил Д.Л., но по смыслу, думаю, что я не переврал.
Ясно, что любая формула хромает, что ничего универсального нет, и что как раз попытки Быкова все структурировать, ранжировать и укладывать в схемы проваливаются, натыкаясь на постоянные исключения. К примеру, тот же его любимый Куприн так и не смог ничего толком написать в эмиграции. А Бродский, который смог, еще как смог, но его морская, питерская душа всегда была при нем, и проглядывала и частенько проглядывала в том, что он писал.
Петр Вайль написал целую книгу «Гений места». Правда, больше про те самые места, где родились и творили гении. И все же, в какой степени существует эта геолитература? Разве Фолкнер не связан неразрывно со своим американским Югом? А что может сравниться со «Сто лет одиночества» Маркеса по тому латиноамериканскому колориту, который присутствует в романе?.. Гоголь писал «Мертвые души» в Италии. А смог бы Чехов писать в Германии, где умер? А Достоевский?..
Короче говоря, как по-вашему, насколько место, где родился писатель, влияет на его литературное творчество? Может ли латиноамериканец писать, как норвежец и наоборот?
Во Франции национальный праздник – День взятия Бастилии. Французы празднуют начало своей Великой революции. И танцуют на площади, где она когда-то стояла. А мы мельтешимся по поводу своей, не знаем что праздновать, что проклинать, танцевать или одеться в траур, о чем и как говорить – согласия в стране нет совсем. Кажется, славная революция, масштабнейший проект, знаменовала новую эру, дала такие возможности простым людям, привела к созданию мощнейшего государства, которое разгромила фашизм, запустило человека в космос. С другой – мы сегодня боимся революции как огня, не признаем ее как метод, как средство достижения лучшей жизни - лишь избирательная система, какой бы порочной она не была; мы помним тотальные репрессии, гражданскую войну, «коммунистический рай».
И как же быть? В стране остаются памятники Ленину, его тело по-прежнему в мавзолее, с другой стороны существует культ Николая II, у Красной стены похоронены те, кому продолжают поклоняться, но кого также считают преступниками; улицы «советские» и «октябрьские» соседствуют со старыми названиями и именами жертв ГУЛАГа; кто-то видит в революции святость, кто-то шлет ей проклятье, в одних СМИ революцию славят, в других хулят. Власть пытается убедить всех, что это наша единая история, и что мы должны ее уважать и гордиться. Это как? Как это может получиться в реальной жизни разных людей с такими разными судьбами их предков? Судьбами, связанными с Октябрьской революцией. Или переворотом? Тогда чем же являлась для нашей страны Февральская революция?.. Одни вопросы. Нет ответов. И такое впечатление, что их не ищут, а ждут, когда они сами собой найдутся. Это вообще такая методика – не рефлексировать, а ждать, пока труп твоего врага проплывет мимо тебя по реке. Само собой все образуется, рассосется, примирится со временем. Авось. Почти как «Аминь».

https://www.gazeta.ru/comments/column/karcev/10785926.shtml

Что бы почитать?

...Вчера, на ночь глядя, стал перечитывать “Письмо к отцу» Кафки. Был некий повод. А так... Что почитать? Из современной литературы не хочется ни-че-го. Появится Быковский «Июнь» (или как должен называться его новый роман про предвоенные годы?..) – попробую почитать. Что еще?.. Подумал вдруг, а не перечитать ли Гессе? Но если только «Паломничество в страну Востока». Остальное слишком хорошо помню.) Борхеса начитался-перечитался год назад. Ага... «Приглашение на казнь». Плохо помню, да и не совсем понял, честно говоря, когда читал. Вариант. Вообще, тот же Набоковский "Дар" можно перечитать. Явно не хочу никакую отечественную классику, никакого "толстоевского". По-моему, это давно устаревшее. Я категорически не прав?.. Что еще?..
Подскажите, что стоящего вышло за последнее время? И вообще интересно – а кто что сейчас читает. Поделитесь...)

IMG-20170713-WA0004.jpg

Profile

lev_56
Вообще и в частности

Latest Month

July 2017
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow