Вообще и в частности (lev_56) wrote,
Вообще и в частности
lev_56

Начальник лагеря


Вообразите себе человека небольшого роста, лет пятидесяти, с ярко выраженной еврейской внешностью, с еще пышной шевелюрой на голове, но богатой сединой в волосах и с громким, хриплым, картавым голосом. А теперь представьте, что в прошлом  он  еще комедийный актер провинциального театра,  в войну - работник интендантской службы, при этом майор запаса, а в те дни, о которых пойдет речь, начальник отдела снабжения треста горнопроходческих работ, а,  по совместительству директор пионерского лагеря. Это и будет Аркадий Израилевич Лакштанов.
Надо отдать ему должное - он был, судя по всему, прекрасный организатор, если смог сделать такой лагерь: великолепные каменные спальные корпуса для старших отрядов с комнатами по шесть человек (лагерь работал и зимой) и отдельными комнатами для вожатых, бассейн, клуб – кинотеатр. Но вот характер у А.И. был деспотический и вздорный. Вольно или невольно он выстраивал распорядок жизни лагеря под свой личный режим. Так, в час ночи, обходя территорию и услышав где-нибудь шепот неугомонного рассказчика или  негромкий смех, доносящийся из раскрытых окон, он орал (тихо говорить не умел):  «Кто это там еще  разговаривает?! А ну –прекратите немедленно, а то я вам задроблю путевки на следующую смену, к чертовой матери!». После этого, разбудив весь отряд, а то и соседей, он с чистой совестью и полной уверенностью, что всех успокоил и навел порядок, шел спать. Все остальные теперь только начинали бодрствовать.
Вообще, любовь к порядку и дисциплине была у А.И. «пунктиком». Но, как и все, что от него исходило,  проявлялось как-то комически. Например, сидим мы, молодые, двадцатилетние вожатые первого отряда, около своего корпуса. Проходит Лакштанов, за что-то на нас обиженный, и ищет, к чему придраться. Вдруг останавливается, смотрит себе под ноги, где лежит маленький кусочек от веточки, и очень громко обращается к моей напарнице: «Лина?» «Что Аркадий Израилевич?» «Палка», - говорит он со значением и гордо идет дальше.
Как бывший военный, А.И. любил устраивать облавы на деревенских и отмечать 22 июня –день памяти.
Вдруг среди ночи разносился его командно-штабной крик: «Сизов (это наш аккордеонист, развлекавший себя и ребят на зарядке мелодией «7.40», прозванной «лакштановочка»), Сизов, заходи слева, я пойду справа, Шпенев (это наш завхоз), спускай собаку…»
Или  как-то заснул я под утро, как и полагалось настоящим вожатым, вдруг меня кто-то тормошит: Лакштанов сидит на краешке моей кровати. «Что Аркадий Израилевич?», - тихо спрашиваю я, чуть расклеивая веки. «Толя, ты знаешь, что такое лапник?». «Что?». «Ты знаешь, что такое лапник?». «Да». «А ты умеешь его рубить?». «Не пробовал». «Я так и знал… Ну, спи, спи». Время всего шесть утра. Но Лакштанов вставал рано, а то, что все должны были жить по его графику, я уже говорил. Я закрываю глаза. Снова проваливаюсь в сон. Через буквально пару минут: «Толя?». «Что?», - говорю я уже громче и раздраженнее, растягивая «о»  и не открывая глаз. «Ты ведь знаешь, какой нынче день?» «Какой?» «22 июня. Надо, чтобы все было красиво. Пойдешь со своими архаровцами в лес, нарубишь лапника для гирлянд». «Ладно». «А ты знаешь, где взять топор?». Я молчу. «Возьмешь у Шпенева… Ну, хорошо, хорошо… Спи».
Педсоветы А.И. проводил после отбоя. Всегда возникал вопрос: кто пойдет на педсовет, а кто останется с отрядом. Пойти на педсовет было, как купить билет в цирк.
А.И. восседал за столом на сцене, мы сидели в зале. Он многократно переставлял ненужные вещи на столе: очки, скрепку, ручку, пепельницу, точилку... И быстро, быстро, туда-сюда, нервно сводил и разводил колени под столом.  После выдержанной актерской паузы, начинался монолог. «В десяти  лагерях Клинского района - дизентЕрия, - говорил он со значением, делая ударения на предпоследний слог. И у нас, доложу я вам, тоже есть случаи поноса. И я, начальник лагеря, должен ходить, смотреть в горшки и искать там «лунные кратеры». Он снова делал паузу, облокотившись двумя руками о стол, подавшись всем корпусом вперед, и эффектно завершал: «Приятного аппетита!» 
А еще А.И. любил ругаться матом. Делал он это без стеснения, порой весело и озорно, но чаще похабно. Стоит А.И., подбоченясь, у бассейна, в традиционной майке-безрукавке желтоватого или линяло-голубого цвета, в  своих знаменитых подтяжках и наблюдает, как ребятня плескается. Время от времени орет: « Э, куда… Если еще раз прыгнешь с тумбы, задроблю путевку к чертовой матери».
Я подхожу к нему и спрашиваю с подначкой: «А. И., а Вы плавать умеете?» Он, чуть взглянув в мою сторону, корчит презрительную гримасу: «Пошел на хуй».
«А.И., а можно мы пойдем отрядом на встречу рассвета?» «Ты что с  ума сошел? Они там все переебутся. …И не спорь со мной, был такой случай в прошлом году в лагере «Звездочка»…». Он любил рассказывать  такие и прочие истории, особенно под хорошее настроение.
Вот одна из любимых. «Приезжает как-то в зимний лагерь Миша Порубанский. Миша Порубанский - вот с такими волосами.  Я ему говорю: Миша, что такое? Ай, А.И., меня пригласили сниматься в кино. Я буду играть молодого Гоголя.  Ах, так… Ну, сейчас ты у меня сыграешь пожилого Котовского. На следующий день беру машину, еду в Клин, завожу его  в парикмахерскую…Ничего, выглядел как новенький потом, без этих грязных патл».
Так, с шутками и прибаутками проходило лето.
…В конце второй смены Аркадий Израилевич Лакштанов из-за самодурства выгнал  из лагеря двух наших лучших вожатых, а когда те попытались в следующем месяце увидеться со своими детьми, устроил на них такую же облаву с завхозом Шпеневым и его немецкой овчаркой Альмой, как и на деревенских. А в сентябре нас, вожатых первого и второго отряда,   к которым А.И. питал "особую слабость", по его жалобе, вызывали сначала в деканат, а потом на партком. 
Почти месяц наш начальник лагеря пытался добиться, чтобы нам не зачли педагогическую практику.

Лето 1972 года, Московская область, Клинский район, деревня Давыдково, пионерский лагерь «Романтика».

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 35 comments