Вообще и в частности (lev_56) wrote,
Вообще и в частности
lev_56

Category:

Делают ли книги нас лучше?

Вот такой простой и, казалось бы, странной вопрос. «Ведь, если звезды зажигают - значит это кому-нибудь нужно». Если книги пишут и читают (и я сейчас даже не о макулатуре, а о хороших книгах), значит… Значит, что?
Как известно, Бродский был ярым поборником чтения. Он считал книги чуть ли не панацеей. Он предлагал издавать стихи огромными тиражами (например, антологию американской поэзии в 50 млн. экземпляров) и продавать по два доллара, а также класть их рядом с Библией в номерах гостиниц, в аптеках и так далее. А если не продадутся, пусть пылятся и выкидываются на помойку, оттуда кто-то тоже может книгу подобрать и прочесть.
Он предлагал самому культурному президенту 90-х, чешскому драматургу Вацлаву Гавелу, собрату по перу, бросить «играть в ковбоя», которому нужен лишь закон в прерии, а издать массовым тиражом того же Кафку, Пруста, Фолкнера, Джойса, Платонова, и сделать Чехию самой просвещенной страной в мире. Он верил в силу слов, в силу литературы. Странно – не верил в человека, но верил в силу поэзии. Бродский считал, что тот, кто читает хорошие книги, меньше способен на гадости. Человек представляет из себя то, что он читал.
Снобистское, конечно, заявление, но долгое время я считал также. Сколько себя помню, всегда приставал к другим – читайте, читайте. Потому, что хорошее чтение прививает эстетический вкус, обогащает язык, снижает порог чувствительности человека. Даже больше: призыв читать – это, если угодно, призыв стать человеком. Или от обратного – не стать питекантропом. Человек мыслящий – это человек читающий. Чтение книги превращается в своеобразное ведение дневника, только не личного, а дневника человечества. А любой дневник – «это еще наведение порядка в душе».
Так я думал. Теперь сомневаюсь. То есть, для кого-то это все так. Но не для всех.
Многие годы я щедро раздавал книги из своей библиотеки. Как мне казалось лучшие, самые правильные или наиболее подходящие в тот момент тому или иному потенциальному читателю. Всем ли помогли эти мои книги? Стали ли условные подписчики моей библиотеки после этого лучше? Я не спрашиваю – легче, проще ли им стало жить? Вероятно, это риторический вопрос – сложнее и тяжелее. Скорее всего. Но лучше ли они стали? Не знаю. Наверное, у разных людей сложилось по-разному. Потому что важно не только и не столько читать хорошие книги, но и иметь что-то внутри, что резонировало бы с ними. Книги скорее не создают, а развивают, что уже есть, пусть и в зачаточном виде, но есть - там внутри человека. А это «есть», этот орган, отвечающий за химическую реакцию, необязательно анатомически предусмотрен, а формируется в результате опыта проживания и совершения определенных поступков. (Хотя, мы уже говорили: многие считают, что это, в основном, вопрос генов). Так что возможно не всегда надо спешить с чтением. Ибо, книга является «средством перемещения в пространстве опыта со скоростью переворачиваемой страницы», чужого опыта, книга – передатчик, а если нет приемника? Такое иногда впечатление, что у поколения нулевых и десятых его сняли с производства за ненадобностью.
Но тогда аукать можно сколько угодно, не откликнется, не будет эха, будет глухой стук по клавишам, не извлекающий музыку. Только деревянный ритм, как аккомпанемент амбиции. И книжные семена упадут на поверхность неглубокой и плохо впитывающей почвы и будут рассеяны первым же житейским ветерком.

PS
Тут в дружественном журнале попросили написать, а кто из современных писателей все же заслуживает этого звания, а их книги имеют право называться сложной литературой (а какой она еще может быть, подлинная?). Так вот я назову четырех: Ларс Кристенсен с "Полубратом", Джон Бойн, Эрик Эммануэль Шмитт и Маркус Зусак с "Книжным вором" (только что вышла его новая книга "Мост из глины" - еще не переведена на русский).
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments