Вообще и в частности (lev_56) wrote,
Вообще и в частности
lev_56

Categories:

Бочка дегтя или ложка меда?

Продолжаем говорить на наших «дилетантских чтениях» о природе человека. Насколько культура, воспитание, гуманизм есть не более, чем тонкая оболочка, ширма, «меновая стоимость», всего лишь грим, смывающийся в одночасье при малейшем конфликте?
Напомню о трех знаменитых экспериментах, которые стали культовыми.
Очень рекомендую прочитать и посмотреть видео.

1.Соломон Аш, 50-е годы.
Добровольцу дают две карточки, на одной нарисована линия-образец, на другой – три линии разной длины, одна из которых совпадает по длине с образцом.
Задается вопрос: какая же из трех совпадает с образцовой? Естественно, практически все участвующие в эксперименте (кроме одного из ста) легко решают эту задачу. Но это было, когда все были в пустой комнате. Но вот человека сажают выполнять тест в комнату с семью другими людьми, причем каждый свой ответ должен произнести вслух. Доброволец не знал, что остальные семь были подставными. И вот они озвучивают очевидно неправильный ответ. «По случайности» испытуемый отвечает последним. И он начинает сомневаться, и чаще всего произносит неправильный ответ, но совпадающий с тем, что только что произнесли другие.



2. Стенли Мильгрем, Йельский университет, начало 60-х.
Пара человек, «учитель» и «ученик» сидят в соседних комнатах, слышат друг друга, но не видят. В комнате «учителя» сидит одетый в лабораторный костюм ученый, следящий за экспериментом. «Учитель» должен вслух зачитывать «ученику» пары слов, тот должен их запоминать, а потом отвечать. Если он ошибся, «учитель» ударяет ученика током. С каждой следующей ошибкой напряжение увеличивается, и так до смертельных 450 В. «Учитель» знает, что это опасно, и что это больно – до того на нем немного попробовали разряд. Если «учитель» был доброволец, то «ученик» подставной. И ток на самом деле по нему не бил. Но он специально отвечал неправильно, а потом кричал и орал, что ему больно, прося остановить эксперимент. Но ученый, следящий за экспериментом, давил на «учителя», что он должен продолжать, что все всё знали, на что шли, что эксперимент надо довести до конца. И большинство «учителей», иногда даже плача, слыша вопли «учеников», все равно нажимали и наживали на кнопку с «током». 65% «учителей» дошли до смертельного разряда.



3.И наконец самый знаменитый Стэнфордский тюремный эксперимент (СТЭ), который в 1971 году поставил Филип Зимбардо.
Группу из 24 человек, все добровольцы, все из студентов, разделили произвольно на «надзирателей» и «заключенных». «Заключенным» надлежало провести от 7 до 14 дней в тюрьме, надзирателям предписывалось поддерживать порядок. В результате: несмотря на то, что любое насилие по инструкции было запрещено, «надзиратели» максимально унижали «заключенных» - лишали сна, еды, принуждали испражняться в ведро, оставляли подолгу в одиночке, натравливали друг на друга, называли их не по именам, а по номерам.
В конце концов через шесть дней «заключенные» потеряли способность сопротивляться, впали в отчаяние и апатию. Зимбардо уговорили прекратить эксперимент.



По итогам, Зимбардо заявил, что ложка меда никогда не испортит бочку дегтя. Отдельные случаи иного поведения, более благородного что ли, есть, но это всего лишь статистическая погрешность, или же надо разбираться в ситуации и мотивах.
Правда, в начале нулевых Би-би-си провела свой эксперимент, повторив СТЭ и получила несколько другие результаты: заключенные организовали сопротивление надзирателям; границы стерлись, образовалась чуть ли не коммуна из «надзирателей» и «заключенных», но ненадолго; в конце концов трое «заключенных» и один бывший «надзиратель» свергли «утопистов» и установили драконовский законы. Многие, в том числе Зимбардо, не признали его результаты, поставив под сомнение корректность произошедшего, так как все снималось на камеру, и это было скорее телешоу, реалити-шоу, а там другая природа, другая психология.
Все же человек чаще попадает под влияние или подчинение, редко, когда способен к сопротивлению, скорее готов выполнить заведомо преступный приказ (или убедить себя, что он нормальный), чем решиться на борьбу с несправедливостью. (Если, конечно, он не в большинстве, не в стае: напомню хрестоматийного «Повелителя мух» Голдинга). Человеку легче и естественнее повиноваться, как тому же примату, чем позволить себе бунт.
Но, конечно, есть и не вписывающееся в общую картину поведение человека. Опять же непонятно, от чего это зависит, когда человек готов рискнуть благополучием, жизнью не только ради родных или за страну на войне, но и за идею, за справедливость, просто защищая порой незнакомых людей?
Человек, как выясняется, делает очень многие вещи, осуществляет свой выбор, поступая так или иначе на интуитивном уровне, то есть бессознательно. Он скорее чует своего и чужого, прислушивается к своим ощущениям, когда надо согласиться или воспротивиться и так далее. Так происходит во всем животном мире. Но только человек подводит под все базу, сознательные основания – то какую-нибудь идеологию, иерархию ценностей, то промысел божий.
Что определяет это наше «внутреннее чувство»? Почему кажется одним и тем же людям при одних и тех же ситуациях оно диктует разную модель поведения? В сотый раз – какую роль играет мораль и воспитание, культура и образование в этом выборе?
Чаще всего побеждает то самое большинство, шагающее в ногу и чувствующее себя некомфортно вне массы, общепринятости и тому подобного. Но всегда есть исключения (10-14%.?). Чем они продиктованы? Вид-то один, бессознательное у всех сильнее, но поступают люди все же по-разному – почему? Или это и есть деление на подвиды, когда инстинкты начинают проявляться неодинаково?..
И все же мне кажется, что бочка дегтя существует сама по себе, и ложка меда тоже отдельно. И их необязательно смешивать, в ожидании того, что из этого получится.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments