Вообще и в частности (lev_56) wrote,
Вообще и в частности
lev_56

Стыд

Среди последних вопросов к Путину был вопрос о стыде. Относительно и безотносительно к этому предлагаю свои размышление об этом особом, во многом утерянном чувстве.
...Какие знакомые с детства слова: «как тебе не стыдно?», «ни стыда, ни совести», «постыдился бы», «совсем стыд потеряли»… Это были привычные слова, часто от которых отмахивались, как от назойливого взрослого нравоучения, а то и огрызались: «стыдно, у кого видно». Но стыдно было. Стыд - это было понятно и действенно.
Стыд был своеобразной идентификацией человека. Стыдно было не только за собственные поступки, но и за поступки других, вообще за поступки ЛЮДЕЙ, всего человечества. То есть стыдно за человеческий вид. А кому было не стыдно даже за свое собственное неприличное поведение, тот как бы и человеком не был: не проходил тест на идентификацию.
Стыд, возможно, одна из самых первых «эпидермических реакций» человеческого организма. Совесть уже после – это отвердевший в нравственных понятий стыд. А может быть и наоборот: стыд – это мгновенный удар совести. То есть немедленное обнаружение несоответствия самому сокровенному в себе. Пусть гуманитарная замкнутость, кажется, лишает систему ориентации, но придает ей достоинство.
Сартр говорил: «В чувстве стыда я признаю, что я есть я, каким другие видят меня». То есть мне стыдно, что кто-то подумал, что я такой. Значит, я такой или я кажусь таким, каким не хочу быть. В любом случае -моя вина, и если все же я не такой, то должен проявить себя по-другому, должен изменить мнение о себя, или изменить себя. Стыд – это реакция на ложную идентификацию. Или на «агентурный провал», на представление о себе, которое скрывалось, а следовательно осуждалось, а тут выплыло наружу и стало достоянием всех. Поэтому стыд – не только охранная грамота, но и сигнал к очищению.
Внутри человека есть органический стыд и взращенный. Говорят, что больше стесняется тот ребенок, которого любят. Если ребенка любят, он считает себя неповторимым. Кажется, Эрнст Неизвестный говорил, что стеснялся мальчиком раздеться на людях – тем самым, он как бы выставлял свое неповторимое тело на всеобщее обозрение.
Планка внешнего стыда, устанавливаемого в обществе, тоже всегда требовательная. Требовательная и в проявлении стыда, и в проявлении бесстыдства. Вот сегодня быть стыдливым стыдно. Быть стыдливым несовременно, не модно. Что значит, когда молодой человек откровенно и даже грубо ласкается с девушкой в присутствии других? Это демонстрация уверенности. Я могу. Я свободен. Я раскрепощен. Мне не стыдно. А отсутствие стыда – это лагерная психология. В лагерях люди поначалу особенно стыдились, когда охранники заставляли их раздеваться, или когда резко переходили с ними на «ты», то есть лишали их индивидуальности, их «я» , Всего того, за что их любили родные и друзья. А потом, когда уже люди ломались, опускались, мирились со своим скотским состоянием, они переставали стесняться друг друга.
Именно стремлением защитить свою индивидуальность, человеческую самоидентификацию, свободу личной жизни объяснял стыд, особенно молодых людей Милон Кундера. Это их реакция «на требование повесить занавески на окна; на настояние: письмо, адресованное А, не должно быть прочитано Б. Одна их азбучных ситуаций перехода к взрослому возрасту, один из первых конфликтов с родителями – это притязание на отдельный ящик для своих писем, своих записных книжек, притязание на ящик, запирающийся на ключ». Мы входим во взрослый возраст, - писал Кундера, бунтуя от стыда.
Бунт с годами, наверное, проходит - молодежь сопротивляется многому - а вот защитная реакция стыда остается. Она фундаментальна. Потому что, как только доминирует бесстыдство, рушатся позвоночные стержни человечества.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments