January 23rd, 2012

Дешево, но сердито

Итак, вчера в «Специальном корреспонденте» на РТР Аркадий Мамонтов снова занялся разоблачениями. На этот раз, конечно, актуальными. Напомнив об английских шпионах и законах США относительно сотрудничества с иностранцами, он в своем репортаже показал кадры Life News у американского посольства, куда на встречу с послом пришли советские оппозиционеры. Им задавали один и тот же вопрос – «Зачем вы сюда пришли?», а они, к моему удивлению, отвечали как-то стеснительно, или невразумительно, или игнорируя вопрос. Явно чувствуя провокацию и как будто бы вину. На выходе от посла они, видимо, договорившись, отвечали дружно: «Вы –сурковская пропаганда».
Я вообще-то не очень понимаю, зачем действительно нужно было идти на встречу с только что назначенным послом США именно сейчас, когда в России развертываются такие события, и когда власть всласть обыгрывает именно иностранный след в действиях организаторов митингов протеста. По-моему, это неумное приглашение - я имею в виду посла США. И получилось то, что у нас называется, подставой. К тому же я удручен и даже шокирован поведением Евгении Чириковой, которая чересчур агрессивно и нервно себе повела с корреспондентом-провокатором. Надо держать себя в руках, а то это ни на йоту не отличается от поведения охранников «спецобъектов» и «спецмероприятий» тех или иных чиновников.
Но я все же о фильме, точнее, о том, что поразительно скудный ассортимент у противников оппозиции. Все, с самого верху до самого низа разыгрывают одну и ту же крапленую, юзаную-переюзаную карту – продажных наймитов западных спецслужб. Это или убогость и некреативность мышления, или понимания, что на их век этот джокер еще востребован и принимается населением за козырь. Дешево, но по-прежнему сердито.

Первая мысль о смерти

В первый раз я подумал о смерти, когда мне было шесть лет. У раскрытого шкафа. В родительской спальне. Вечером. Мама что-то гладила на кухне и порциями относила белье в шкаф. Делать было нечего, и я склонялся из угла в угол. Мне все еще было интересно передвигаться по только что полученной нами новой, отдельной, двухкомнатной квартире. Мы недавно переехали от бабушки, где жили в комнате, по сути, как в коммунальной квартире. Я спал на раскладушке со всеми вместе. Теперь родители были отдельно в своей комнате, и мы с сестрой в своей. Ну, не совсем своей - это была, скажем так, одновременно и гостиная, и столовая, но по ночам - наша детская. Еще был коридор, раздельный санузел и огромная, в девять метров, кухня.
Я остановился у красивого, светло бежевого шкафа и смотрел на аккуратно сложенные полотенца и простыни, на весь этот порядок, и вдруг почему-то подумал, что все это не вечно. Полотенца износятся, наволочки порвутся, простыни протрутся. Их заменят новые. А старые пойдут на тряпки или будут выкинуты. «И я когда-нибудь умру», - неожиданно пришло мне в голову. И я заплакал.
Мама застала меня горько плачущего у раскрытого бельевого шкафа в их спальне и не поняла, в чем дело. Не причудилось ли что мне, не упал ли, не заболел?.. Беспричинный плач ребенка - особый повод для беспокойства.
«Мама, я умру?», - тихо, сквозь слезы спросил я.
«Глупости», - ответила перепуганная мама. «С чего это ты взял?»
«Не знаю, подумалось…», - всхлипнул я, немного успокаиваясь оттого, что мама была рядом.
«А ты не думай», - рассерженно сказала она.
«Тебя никто не обидел, ничего не говорил?», - все же стала допытываться мама.
«Нет, просто стоял тут и вдруг…»
«Ладно, - перебила мама, - уже поздно, пора спать. Только полуночникам такие дурные мысли и приходят. Вот завтра встанешь, и ничего не будет. Я тебе обещаю. А сейчас иди в туалет, чисть зубы и спать». Она поцеловала меня и закрыла шкаф. «И ничего не бойся. Я доглажу, приду и посижу с тобой», - сказала она вдогонку.
…Утром, и вправду, все как бы прошло. Нет, я не забыл, что плакал вчера и думал о смерти. «Но, наверное, это действительно бывает только вечером», - подумал я. Но вечером ничего такого не повторилось. Я проверял пару дней, подходил вечером к шкафу, открывал его, смотрел на аккуратно сложенные полотенца и простыни, на весь этот порядок: мысли о смерти не возвращались. Пытался даже всплакнуть, но у меня ничего не получалось.
Видимо в детстве, даже мысли о смерти проходят быстро.

«Яблоко» преткновения

Явлинского могут не зарегистрировать кандидатом в президенты. Тогда выборы с самого начала могут признать не легитимными. Кому это выгодно? Или нет пределов глупости? Или у страха глаза велики?
Так или иначе, Явлинский, как политическая фигура, надувается до консолидирующей.

И о футболе)

Балателли все-таки явно не в себе и плохо кончит.
Аршавин: надо постараться, чтобы вызвать такое отношение к себе болельщиков. Так и за такие деньги могут позволить играть только в России - за "Зенит" и за сборную.
Билялетдинов в "Спартаке" -это ошибка!

Список Путина

Путин предложил составить список из 100 книг, которые должен прочесть каждый школьник или студент. Я так понимаю - обязательных. Ибо если вообще – всего сто, то это, скажем прямо, маловато.
Но главное – что это за сто книг? Эх, если бы премьер предложил хотя бы свою топ-десятку. Ясно, что там будет «Маугли». И все-таки – что еще?
Путин просто реализует предложение Иосифа Бродского, который считал, что оценивать кандидата в парламент или в президенты надо не по политическим программам, а по тому, какие книжки они читали.
Вот предложить бы нынешним кандидатам представить свои десять любимых книг – все стало бы ясно. Хотя, правда, и сейчас все не туманно.
Понятно, что после этих слов премьера-президента тут же будет создана экспертная группа по освоению денег, выделенных на эту сверхтонкую работу – составить список важных и нужных ста книг для молодежи. Можно только предположить, что там будет – не буду ерничать и приводить примеры, которые просто напрашиваются.
А вот десять книг Владимира Путина очень хочется узнать.
К слову, в американской энциклопедии «Ридерз Дайджест» среди десяти книг, которые потрясли мир, на первое место американцы поставили «Хижину дяди Тома».