March 10th, 2012

Шевченко vs Собчак

Долго, слишком долго, длится этот полуторочасовой поединок, тем более, если почти сразу обозначилось явное преимущество одного из собеседников. И все же - может, найдете время послушать или промотаете кусками - того стоит.
Это тоже самое, что беседа Прохоровой с Михалковым. Полная несостоятельность ТОЙ стороны, когда идет прямой разговор, и собеседник не поддается на разные одинаковые, провокационные, но бессодержательные штучки. Когда одни задают лишь вопросы, а другие вынуждены отвечать. И оказывается, что у оппонента - просто "пусто-пусто". Отрубленный дупель.
Не проходит ни одна из уловок, попыток поймать на слове, увести тему в сторону, прикинуться заинтересованным, консолидированным, комплементарным, надменным и снисходительным. Все - поза. Содержания просто нет. Очень любопытно.

Митинги - скоротечный, поверхностный комментарий

Я понимаю, что нахожусь со стороны (хотя, в основном, на стороне тех, кто собирается на эти митинги, но сам не хожу на них). И поэтому неловко что-то говорить тем, кто там находится. Морального права не имею. И не хочу подбрасывать дровишки в костер отчаяния. И тем не менее…
Все правильно, что митинг пытается защитить конкретного человека – Алексея Козлова. (Правда, не зная, в чем суть дела). И все же чувствуется размежевание, некоторая растерянность, и то, что качественный состав митингующих меняется – больше остаются политические активисты. А слова некоторых ораторов явно не находят адекватного отклика. Наверное, это логика и жанр митингов.
В конце замечательной речи Максима Виторгана он читал стихотворение Александра Володина, но толпа уже скандирована «Россия без Путина». Вот это и печалит, что ненависть к Путину затмила всех и вся. Путин – не самоцель. Речь Ксении Собчак, которая призвала к серьезному самоопределению, к формулированию своей программы, к консолидации на перспективных, стратегических идеях, воспринимают, по привычке, неоднозначно. Но дело уже не только в ее имидже, а в том, что она, увы, умнее и менее радикальнее, чем большинство ныне собирающихся на митингах. Точнее, на самом деле, радикальнее, но этого ее стратегического радикализма не понимают. Идет сиюминутная возня. Все говорят, что мы в начале пути, но все время требуют привала. Как в фонтане на Пушкинской.
А речь Удальцова - это из какой-то другой жизни. И из "другой" России. И это еще более не моя Россия. Удальцов пытался копировать Навального. Копия бледнея, конечно. Но главное - многое в нем очень напоминает провокатора. И чем дальше, тем больше от него будут уворачиваться нормальные люди. В общем, после выступления Удальцова, я выключил "Дождь". Я не с этими людьми, которые говорят и поступают, как экстремисты. Или провокаторы. Не говоря
уже об их идеологии.
В общем, массовый протест все равно затихает. И уже поддерживется во многом искусственно и истерично. И протест может снова возродиться только, когда будет конкретный повод. А повод – выборы – прошли. Как ни странно, забудьте их. Не в том смысле, чтобы не доводить до конца все дела, выявленные по фальсификции. Это кропоптливая работа по созданию судебных прецедентов. Но политикам, организаторам протестного движения надо уже подумать о настоящем и будущем. Тем более, поводы будут. Увы, обязательно.

P.S. Интересная новая деталь - это люди, занимающиеся конкретными делами, новые лица наблюдателей и победителей муниципальных выборов, люди, призывающие не ждать лидеров, а делать свою судьбу самим. Милые идеалисты. Но одновременно ребята с совершенно другим сознанием. И это, само по себе, здорово.

История не повторяется, но исторические типажи все те же

Я совершенно согласен с теми, кто говорит, что исторические аналоги являются не более, чем одним из факторов анализа. Что каждый раз - новое время, новая ситуации и новые люди. И тем не менее, когда слышишь Удальцова или Яшина, когда слышишь явно завышенные цифры протестного движения, когда происходят откровенные провокации, как то перекрывание улиц или призывы не расходиться после митинга, вспоминаешь - конечно, условно, по некоторой косвенной ассоциации - таких известных и мало симпатичных, явно неоднозначных, персонажей нашей истории, как Сергей Нечаев, Евно Азеф, Георгий Гапон. Хотя, масштаб личности, слава Богу, иной.
История, конечно, не повторяется, как и в одну воду нельзя дважды войти, но люди-то не меняются, типажи, пусть и разномасштабные, явно повторяются, а провокация - просто фирменный знак русской истории, начиная еще с 19 века.