May 5th, 2014

Перо приравняли к штыку

Путин наградил 300 журналистов ("300 спартанцев") орденами и медалями за "объективное освещение событий в Крыму". То есть он фактически признал их бойцами информационной войны. Они таковые и есть - мобилизованные и четко выполневшие поставленную задачу. В первую очередь НТВ, Первый, ВГТРК, Russia today и life News.
Называть эти телеканалы объктивными, особенно с точки зрения политической информации, это как-то даже демонстративно. Весь мир обвиняет их как раз в обратном. Но сейчас дело не в этом - здесь все очевидно. Просто этот акт, награждение, свидетельствует, что СМИ, по крайней мере, государственные, или аффелированные с государством, работают в режиме, в жанре, как минимум, холодной, а с Киевом почти "горячей" войны. И перо уже приравняли к штыку. Поэтому ненагражденные журналисты или должны стать "ополченцами", или могут вскоре подвергнуться "служебному расследованию" и государственному остракизму.
...И какая тут журналистская солидарность, независимое общественное мнение - только в немобилизационном пространстве. А оно постепенно скукошивается, как шагреневая кожа.

Абсолютная власть и "настоящий ад"

Эрнест Ренан «Философские диалоги»

«Для завоевания абсолютной власти в обществе безбожников мало грозить пламенем мифического ада: приходится устраивать настоящий ад, концентрационный лагерь, где ломают бунтарей, чтобы запугать всех остальных; там должна служить специальная полиция, состоящая из людей, не отягощенных муками совести и полностью преданных существующей власти, послушных машин, готовых на любую жестокость».

Ни слова матом, ни намека на ошибки и преступления

Итак, Путин подписал два самых, мягко говоря, спорных закона: о запрете мата на телевидении и в кино, и об уголовном наказании за отрицание решений Нюрнбергского трибунала, а также о ложных интерпретациях деятельности СССР и его союзников в годы войны.
Мы уже обсуждали второй, тогда еще законопроект. Теперь мне хочется увидеть работу этого закона. Например, Катынь Нюрнбергом специально не осуждена, но считается военным преступлением - как будет с теми, кто отказывается признавать, что поляков расстреляли НКВД? А как быть с Бандерой, который не признан Нюрнбергским трибуналом преступником, и его ОУН, по-моему, не признана преступной организацией? И можно теперь будет, в принципе, говорить о секретных протоколах к Пакту Молотова-Риббентропа или нет? Или можно, но при этом отмечать, что другого пути у СССР не было. К примеру, Борис Соколов и другие историки, которые считают, в связи с Протоколами, СССР также ответственным за развязывание второй мировой войны, явно должны заслужить уголовное наказание. И так далее, и тому подобное. Ждем прецедентов. Да, и единый учебник по истории, теперь явно скорректируется: больше никаких компромиссов, вместо - специальная статья в Уголовном кодексе.
А теперь насчет мата... Я так понимаю, что дело не о запипикивании, а вообще нельзя употреблять матерных слов. Теперь будут сплошные "блин" и "пипец", и тому подобное. Что, на мой вкус, значительно хуже, потому что эти слова являются пошлыми и ханжескими эвфемизмами. Включите, к примеру, любое видео из Украины, где идет бойстолкновение, даже просто противостояние, - там сплошной мат. Правды жизни на экране или в на сцене уже не будет. Уголовники будут разговаривать не по фене с добавлением мата, а на правильном литературном языке. (Хотя феня, по всей видимости, останется; тем более, что на ней, частично, разговаривают многие депутаты и чиновники). Сериалы пострадают. Будут сплошные "Кубанские казаки".
Все и вся постепенно обволакивается ханжеским мифом, окутывается в непробиваемую для подлинных живых чувств вату. (Возможно, эта пафосная фраза лишняя).
...Вдруг вспомнилось, по-моему, из "Казанского университета" Евтушенко: "Вы что цензуру хотите отменить? А что будет печаться -мат?"