?

Log in

No account? Create an account

February 12th, 2019

Дочка моего друга, ученица 10-ого класса московской гимназии, с которой он попросил меня немного позаниматься историей, пришла в очередной раз как раз после лекции о сталинских репрессиях. Конечно, мне было интересно, и я стал ее подробно расспрашивать, что же говорил учитель, и что она для себя усвоила после урока.
И не то, чтобы узнал много нового, но понял, что ученики так и не уяснили – в чем причины «большого террора»? Почему без суда и следствия убивали невинных людей, и так ли они были невинны? Сколько процентов было «леса», а сколько «щепки»? Да, им говорили что-то о «московских процессах», называли правильные цифры, но дети не понимали – как-то это подписывать «расстрельные списки», кто в них был, и почему без суда и следствия?
Пришлось объяснять и про причины «большой чистки» в партии, и про причины массовых репрессий в обществе. Одной из которых было посеять тотальный страх. Для чего? И это пришлось объяснять.
Мне сказали, что преподаватель несколько раз подчеркивал, что будет говорить только факты, без личной оценки. Я тоже старался избегать, как сейчас модно говорить, оценочности событий. Хотя, если рассказать, как и почему все было, оценки возникают сами собой – в первую очередь, эмоциональные, моральные, а потом и исторические.
И я опять подумал – но почему мы стесняемся давать оценку? Почему ученики не должны знать ЛИЧНУЮ точку зрения преподавателя? Никто же не говорит, что свою оценку надо навязывать, что она безальтернативна. Есть все-таки в этой стыдливости какой-то элемент бесстыдства и … страха. Не находите?..
Статья Суркова вызвала из небытия, во всяком случае, у меня, дух Николая I. Вот такой эффект «столоверчения».

"Да, что бы была без меня Россия, — сказал он себе, почувствовав опять приближение недовольного чувства. — Да, что бы была без меня не Россия одна, а Европа». И он вспомнил про шурина, прусского короля, и его слабость и глупость и покачал головой».
Это из «Хаджи-Мурата».

И еще один характерный эпизод разговора Николая со своим военным министром Чернышевым по поводу предложения графа Воронцова использовать Хаджи Мурата в пропагандистских целях.

"— О Хаджи-Мурате что прикажете? — спросил Чернышев.— Да ведь Воронцов пишет, что хочет употребить его на Кавказе.— Не рискованно ли это? — сказал Чернышев, избегая взгляда Николая. — Михаил Семенович, боюсь, слишком доверчив.— А ты что думал бы? — резко переспросил Николай, подметив намерение Чернышева выставить в дурном свете распоряжение Воронцова.— Да я думал бы, безопаснее отправить его в Россию.— Ты думал, — насмешливо сказал Николай. — А я не думаю (выделенно мною) и согласен с Воронцовым. Так и напиши ему.— Слушаю, — сказал Чернышев и, встав, стал откланиваться".

Ну в общем, Николай I славился своей нелюбовью к умникам и штатским. Один из его афоризмов звучал так: «Мне не нужны умные, только верноподданные». Как, впрочем, он всегда отдавал предпочтение военным, чем штатским.
Многие считают, что именно Николай прервал европейский этап развития России, начавшийся при Петре I. Начался период не столько даже конфронтации с Европой (такое было и при Петре, и при Иване Грозном), сколько период, в первую очередь, национальной самоидентификации. Николая сегодня бы назвали «здоровым националистом».
Не отпускает Николай I. Не любил его Лев Николаевич (стоит только вспомнить статью «Николай Палкин»). Поэтому еще одна цитата из редко читаемой повести «За что?» Там герои думают, как бы попросить царя, чтобы разжалованных в солдаты поляков хотя бы перевели обратно в офицеры, а заодно и смягчить участь декабристам.

«Все попытки ходатайствовать о прощении или хотя бы об улучшении положения, о производстве в офицеры, не достигали цели. Николай Павлович делал смотры, парады, учения, ходил по маскарадам, заигрывал с масками, скакал без надобности по России из Чугуева в Новороссийск, Петербург и Москву, пугая народ и загоняя лошадей, и когда какой-то смельчак решался просить смягчения участи ссыльных декабристов или поляков, страдавших из-за той самой любви к отечеству, которая им же восхвалялась, он выпячивал грудь, останавливал на чем попало свои оловянные глаза и говорил: «Пускай служат. Рано». Как будто он знал, когда будет не рано, а когда будет время».
Родители не должны обсуждать учителей с детьми, так как это сказывается на авторитете школьных педагогов, считает министр просвещения РФ Ольга Васильева. Об этом она сказала вчера, 11 февраля, на встрече с родительским сообществом. Васильева назвала прискорбным тот факт, что в конфликтные ситуации, которые периодически возникают среди родителей и учителей, вовлекаются дети.«Это подрывает, в первую очередь, авторитет учителей и дает неправильный, я подчеркиваю, пример для ребенка», – сказала министр.
Она отметила, что в ее семье было «просто невозможно» обсуждать учителя с детьми, поэтому авторитет педагогов был непререкаем. По словам Васильевой, нужно четкое понимание, что между родителями и школой должно быть «глубочайшее взаимопонимание и должны быть четкие линии, куда каждая из сторон не может идти».

Я всегда поражался, насколько у чиновника сильна вера в инструкцию: вот пропишем "четкие линии", и все будет хорошо. Как "должно быть".
Вообще, если продолжить логику министра (хотя скажут, что я довожу ее до абсурда): родители не должны обсуждать с детьми, да и между собой, решения партии и правительства, ибо это тоже будет подрыв авторитета. А у нас все же авторитарное государство. И вообще, слово «подрыв», само по себе, очень подозрительное...
А если серьезно: это щепетильная тема обсуждения родителями с детьми слов и поступков учителей. Вообще, тема – отношения родители-учитель. Очень часто бывает, что родители объясняют ученику, чтобы он помалкивал и «не связывался» с учителями, тем самым признавая их неправоту, но также, что спорить с ними бесполезно и вредно. Частенько дома родители не стесняются отзываться уничижительно об учителях, тем самым, конечно, дискредитируя их в глазах детей и подрывая авторитет. Но ведь авторитет учителя – он ведь или есть, или его нет.

Итак:
1.Могут ли родители обсуждать и критиковать учителей при детях?
2.На чью сторону они должны становится в конфликте между их детьми и учителями?
3.Что правильнее: не говорить о плохом учителе, что он плохой, или быть искренними с детьми?
4.Что надо защищать – достоинство учителя или его статус?
5.Можно ли добиться гармонии отношений "правильной" инструкцией?
6.Можно ли «подорвать авторитет» и оскорбить достоинство, если их нет или, наоборот, они есть?

Profile

lev_56
Вообще и в частности

Latest Month

February 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
2425262728  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow