?

Log in

No account? Create an account

March 20th, 2019

Личностно беспородные

Разговорились вчера про то, как трудно найти подходящую атмосферу для жизни и общения - везде кто-то ее портит. Как не просто переносить людей, явно тебе чуждых по духу, поведению и манерам. Договорились, короче, до «апартеида» - пусть каждый живет в своем квартале, ходит в свои кафе, ездит в своем вагоне поезда.
А если серьезно, то в ходе разговора, выяснилось, что та самая Система, которая так хорошо распознает «свой-чужой», сложилась вовсе не при советской власти, что она вообще не идеологична и не политична и даже не социо-культурна. Она сложилась сразу же после Октябрьской революции, когда к власти пришли беспородные. Нет, нет, не в смысле - пролетариат и беднейшее крестьянство, «быдло» или «грядущий Хам», а личностно беспородные люди. Не состоявшиеся ни там, ни сям, ни в чем, ничего толком не умеющие, ущербные, обделенные настоящими талантами, мелкотравчатые. Породистые люди – это мастера своего дела, уважающие свой труд, имеющие свою точку зрения, чувство собственного достоинства и масштаб личности. И неважно кто ты – крестьянин, ремесленник, врач, писатель или экономка. А беспородная порода людей – это человеческие существа, но без самоуважения и, тем более, уважения к другим.
Слышу возражения – не все так, слишком огульно, бывает по-разному; с одной стороны так, но с другой стороны этак; среди так называемых «беспородных» были и есть умные и даже достойные люди. Бывает всякое. Никакой фатальности нет, случается, что «дворняги» приобретают породу. Хотя одного официального документа об этом мало: как и рыцарем не становятся сразу после прикосновения королевского меча о плечо. Процесс перерождения, вызревания личности труден, но прекрасен. Но сейчас я о том, что, как говорил Гегель – дело не в единстве противоречий, не в балансе, а в том, какая сторона противоречия сильнее. Та и основная. Так вот я говорю об основной стороне противоречия. О пресловутом большинстве.
И не важно, какой политический строй на дворе. Беспородные рождают беспородных, они составляют большинство и по-прежнему готовы задавить любые проявления личностности, индивидуальности, инаковости, хоть какой-то значительности и самостоятельности. Кто сказал, что они служат Отечеству? Нет, они, скорее, служат силе, служат власти, служат своим, тем, кто вышел из них самих, кто их плоть, и они это понимают, точнее, чувствуют. Нечто подобное и писал Сурков, только постеснялся дать характеристики и признаки.
Беспородные – они монолитные, в отличие от породистых, которые все разные и которым трудно и совсем необязательно договариваться в рамках законов стаи. Им важны скорее неписанные, внутренние законы. Беспородным же легче подчиниться вождю, «пахану», любому начальнику, кто выше тебя в социальной, властной иерархии. Они будут подчиняться не умному и толковому, знающему и умеющему, а сильному и властному. И своему.
И не надо мне говорить про уважение и терпимость, про снобизм и высокомерие. Я лично уважаю всех (изначально), терплю, сколько могу вынести, снобизм для меня – это просто форма структурирования мира. А вот условного меня пытаются вытолкнуть на обочину – собственно, мы все, представляющие некий подвид, уже давно там, мы не просто маргиналы, мы чужаки в своей стране – чужие среди вроде своих. И повторяю: линия раздела проходит не по пятому пункту, не по социальному положению, не по образованию, не по сумме на счету в банке. А по тому, что из себя представляет человек, а не его кресло, зачастую мешающее своими размерами разглядеть истинный масштаб личности, что у него в числителе, к чему он ближе - к нулю или единице.
И хочу четко и ясно заявить – это не я не с народом, а народ не со мной. Ну и в конечном итоге - и я не с ним. Если народом называется то самое безликое большинство - неинтересные, чаще всего пошлые люди, ненавидящие не себе подобных. Им доставляет удовольствие гнобить любое непохожее на них меньшинство. История про семью девочки из псковской деревни – это, в определенной степени, из той же серии.
Вот в СССР у меня было несколько опытов, когда я хотел вжиться в среду, стать своим, во всяком случае, не вызывать отторжения или ненависти. Не было ни сил, ни желания бороться с этими людьми, хотелось делать свое дело, чтобы тебе не мешали. Очень старался. Напрасный труд. Рано или поздно все равно раскусят. Они чужого, хоть мало-мальски из себя чего-то представляющего, чуют, и жизни ему нормальной все равно не дадут. Не сразу, так потом.
Они правят бал. И хоть их и обслуживает некая интеллектуальная и творческая «элита» - пусть она не питает иллюзий, она лишь обслуга. В принципе такая же чужая, чуждая, но продажная. А потому и принимаемая, потому что презираемая.

«…И когда бы меня схватили в итоге за шпионаж,
подрывную активность, бродяжничество, менаж-
а-труа, и толпа бы, беснуясь вокруг, кричала,
тыча в меня натруженными указательными: "Не наш!" --

я бы втайне был счастлив, шепча про себя: "Смотри,
это твой шанс узнать, как выглядит изнутри
то, на что ты так долго глядел снаружи;
запоминай же подробности, восклицая "Vive la Patrie!"
Старый город у подножья Харца – небольших гор в Нижней Саксонии. Я очень люблю эти места и стараюсь каждый раз, находясь в Германии, их посещать. Как талисман. Вот и в этот раз я съездил на полдня в Гозлар. Погода была, как у нас говорят, грибная - то дождь, то солнце.








Read more...Collapse )

Profile

lev_56
Вообще и в частности

Latest Month

July 2019
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow