Вообще и в частности (lev_56) wrote,
Вообще и в частности
lev_56

Category:

"Ростовщик" с Родом Стайгером

Посмотрел фильм Сиднея Люметта "Ростовщик". Фильм старый, 1960 года, в главной роли- Род Стайгер. По-моему, именно за этот фильм он был впервые номинирован на "Оскара", но не получил статуэтку. Только спустя несколько лет он получит ее за роль шерифа в "Полночной жаре".
Я вспоминаю, как давно в одном из своих интервью Смоктуновский говорил:" У каждого актера свой потолок. Мой -вот такой, - он показывал немного выше своей головы. А у Стайгера -такой, - и он показывал много выше своей головы." Стайгер действительно замечательный актер, и эта роль сыграна очень сильно. Хотя, порой кажется, что Стайгер даже немного перестарался.
...Давно это было, когда профессор математики Лейпцигского университета был арестован, отправлен в Освенцим, где впоследствии погибла вся его любимая семья, а он чудом выжил. Теперь он живет в Нью-Йорке, в районе Гарлема, имеет ломбард, делает дела с местным криминальным авторитетом и имеет репутацию человека бессердечного, замкнутого и циничного. Правда, на вырученные деньги он полностью содержит семью своей сестры, живущую в престижном районе города. Далее происходит ряд событий, в результате которых у него обостряются воспоминания, вылезают все страхи... Совершается череда случайно-закономерных трагедий...
Я, честно говоря, не очень понял, что хотел сказать автор. То есть все понятно. И все же не ясен мотив, глубинный смысл, метафора фильма, на мой взгляд, немного надумана, персонажи схематичны и тому подобное. Но фильм - длинный и, порой, кажется затянутым -все же интересен и держит в напряжении. Он как бы давит не столько на чувства, сколько на разум. Фильм с отложенным эффектом. Который, может и не так шокирует, но зато потом заставляет не раз к нему возвращаться. Но все это крайне субъективно, конечно.
Главное в фильме все же тема Холокоста, рассуждение о том, что даже выживший после него человек остается мертвым. Душа его сгорела там, в печи крематория, где сожгли тела его близких. А ему остались лишь мученические воспоминания.
Эта тема нередко звучала у тех, то выжил в Аушвице или Треблинке - у Примо Леви, например. Пожалуй, единственный, кто пытался "сказать жизни "да", был психолог Виктор Франкл. Кстати, он прожил очень долгую жизнь, и когда умер, ему было, по-моему, за 90 лет.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment