Вообще и в частности (lev_56) wrote,
Вообще и в частности
lev_56

"Шведский" журнал

В год Московской Олимпиады в столицу нагнали множество милиционеров со всего СССР. И вот раздается мне звонок от одного из таких «залетных» служителей правопорядка, бывшего ученика из Оренбурга, Игоря Сапелова. Его подразделение транспортной милиции также, почти в полном составе, командировали в Москву и поселили в общежитии около Киевского вокзала.
Обменялись мы по телефону радостью возможной встречи, тут Игорек и говорит: «А.А., я вот тут иностранный журнал смотрю, так в нем ваша фотография». «Шутишь что ли – не может такого быть, это, небось, кто-то очень похожий». «Да нет, точно Вы, в классе, у доски». «Говорю тебе, - не может быть, это какой-то абсурд. Ты меня разыгрываешь?.. Что за издание-то?.. Чье?» «Да, не знаю я». «А на каком языке?» «А черт его знает…»

В общем, договорились, что на встречу Игорь захватит с собой этот таинственный журнал. Эта оказалась брошюра, необычного для нас тогда формата буклета, изданная издательством АПН (агентство печати и новостей) на шведском языке. Агентство это работало тогда под покровительством МИДа и КГБ на заграницу, создавая благоприятный облик советского человека и его образа жизни. И в данном случае буклет был рекламным проспектом, иллюстрирующим достижения новой советской конституции 1977 года и общества, как оно тогда официально называлось, развитого социализма.

И вот в разделе - достижения в образовании – действительно была помещена моя фотография: я стою в классе у доски, на которой повешена карта «Отечественная война 1812 года», тычу в нее указкой и что-то, по всей видимости, вещаю. Еще видна первая парта и пара детских затылков. Я быстро вспомнил, откуда эта фотография…

Дело было так: как-то мои хорошие знакомые, работавшие в АПН, сказали, что делают материал для большой международной фотовыставки, и попросили поснимать у меня на уроке, чему я не противился. Через пару месяцев я спросил их о судьбе фотовыставки, но не получил вразумительного ответа и успокоился на том, что они обещали сделать специально для меня набор снимков. И обещание свое сдержали. И вот, спустя три или четыре года с момента «фотосесии», след фотографий нашелся – в этом «шведском» журнале. Подпись под фотографией гласила: «Один из 2,5 млн. советских учителей». «Ого, как нас много», - подумал я тогда. И тут же к удивлению прибавилась гордость: видимо лучше всего для шведов под образ типичного советского учителя подходил все же я - длинноволосый молодой человек, с козлиной бородой в синем двубортном блейзере.

1980 год, Москва. 
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments