Вообще и в частности (lev_56) wrote,
Вообще и в частности
lev_56

Categories:

К месту - 12

В массовых протестных движениях всегда есть свои радикалы. В какой-то момент или с самого начала они думают уже не о конкретных людях, их окружающих, не об индивидуальной, нравственной ответственности за происходящее, а исключительно о своих абстрактных идеях, амбициях, подгоняемых революционно-тщеславной страстью.
Вот, что писали два умных англичанина - консерватор и либерал - в разное время, по разным поводам, но об одном и том же. Как мне кажется, к месту.

Эдмунд Берк «Размышления о революции во Франции»

"Мы не вынесли нравственных уроков из истории. Напротив ее использовали, чтобы смутить наши умы и расстроить наше счастье. История открывает нам свою книгу, которая должна сделать нас мудрее, которая предполагает нам избежать несправедливости и прежних ошибок, совершенных человечеством. Но если ее извращать и использовать как склад с оружием, как средство, воскрешающее распри и злобу, то она становится горючим, которое подбрасывается в огонь гражданской нетерпимости. В большей своей части истории рассказывает о несчастьях, которые принесли в мир гордость, честолюбие, скупость мстительность, похоть соблазн, лицемерие, неуправляемые страсти. Эти пороки являются причинами всех бурь. Религия, мораль, законы, прерогативы, привилегии, свободы, права человека – это предлоги. Когда есть такие предлоги, то обычно действующими лицами и носителями зла в государстве оказываются короли, пасторы, магистраты, сенаты, национальные ассамблеи, судьи, военные. Вы не вылечите болезнь, решив что больше не должно быть монархов, государственных министров, проповедников, правоведов, офицеров и консулов. Вы можете изменить названия – вещи в основе своей останутся теми же. Определенное количество власти должно существовать в обществе, находиться в чьих-то руках и носить свое название. Мудрецы предлагали лекарства от пороков, а не от названий – от причин зла, которое постоянно, а не от случайных органов, через которых оно действует, или от преходящих форм, в которых оно проявляется.

Хотя это может показаться парадоксальным, но правда, что те, кто обычно занимается поиском и выявлением ошибок, не способны к реформаторству, ибо их ум направлен не на добро и справедливость и не привык находить в них удовольствия. Но, слишком сильно ненавидя пороки, они слишком мало любят людей. И следовательно нет ничего удивительного в том, что они не расположены и не способны служить им. Отсюда и происходит стремление наших лидеров все разбить вдребезги. И свои недобрые игры они ведут с удвоенной активностью".

Исая Берлин «Две концепции свободы»

"Быть может, идеал свободного выбора целей, не претендующих на вечность, и связанный с ним плюрализм ценностей — это лишь поздние плоды нашей угасающей капиталистической цивилизации: этот идеал не признавали примитивные общества древности, а у последующих поколений он, возможно, встретит любопытство и симпатию, но не найдет понимания. Быть может, это так, но отсюда, мне кажется, не следует никаких скептических выводов. Принципы не становятся менее священными, если нельзя гарантировать их вечного существования. В действительности, желание подкрепить свою веру в то, что в некотором объективном царстве наши ценности вечны и непоколебимы, говорит лишь о тоске по детству с его определенностью и по абсолютным ценностям нашего первобытного прошлого. "Осознавать относительную истинность своих убеждений, — говорил замечательный писатель нашего времени, — и все же непоколебимо их держаться — вот что отличает цивилизованного человека от дикаря". Возможно, требовать большего — глубокая и неустранимая метафизическая потребность, но позволять ей направлять наши действия, — симптом не менее глубокой, но куда более опасной нравственной и политической незрелости".
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments