Вообще и в частности (lev_56) wrote,
Вообще и в частности
lev_56

Category:

Чувство юмора

У Искандера в рассказе «Начало» есть забавный эпизод. Автор никак не может рассмешить попутчика по круизу. Отчаявшись, он поведывает ему совсем невеселую историю о том, как девочка принесла в детский сад грушу, а воспитательница отобрала ее, сказав, что отнесет на кухню, где для всех сварят компот. А вечером девочка увидела в авоське воспитательницы, спешащей домой, свою большую грушу. И тут «мрачный мужчина», слушавший историю, начинает бешено смеяться. «Что же тут смешного? - растерялся автор. «Как? Вы серьезно ничего не понимаете? - захлебывается от   смеха человек. «Не понимаю», - отвечает автор.

«Ну, как же: если воспитательница несет с работы грушу, представляете, что несет домой директор детского сада?!»

Вот таким специфическим оказалось чувство юмора у попутчика Искандера. А точнее, наверное, его отсутствие. Не сработал очередной канал коммуникации. Ведь юмор - пробный камень.

Говорят, наличие или отсутствие чувства юмора – это как цвет глаз при рождении: у каждого свое. Как мироощущение: легкое, радостное, светлое, примечающее хорошее и снисходительно относящееся к дурному; или мрачное, депрессивное, порой  апокалиптическое, фокусирующееся на недостатках. В жизни есть, как понятно, и то, и другое.

Чувство юмора безусловно способствует разрядки психического напряжения и, в каком-то смысле, смягчает нравы, в то же время дает объем жизни.

Юмор демократичен: табу на смешное нет. Как сказал кто-то, можно смеяться и над ангелом, правда, если ты архангел. Отсутствие же чувства юмора,  как отсутствие одного глаза, в любом случае – проблемы со зрением.

Можно ли научить чувству юмора? Можно ли научить вообще чувству? Связано ли наличие или отсутствие чувства юмора с умом, тонкостью и вкусом? Не знаю. Наверное… Это все вопросы, имеющие множество ответов. Следовательно, их не имеющие.

Юмор- ракурс, сторона жизни, иногда последняя соломинка, иногда страшное оружие.

Юмор –это не всегда острословие. Есть очень остроумные люди, профессиональные весельчаки. Но мне иногда кажется, что они давно потеряли всякую чувствительность к слову, как проститутки к телу: другому, может быть и бывает хорошо, а им просто в привычку. Отношение к таким заштатным острословам у меня соответствующее: иногда возбуждают смех, чаще всего утомляют или вызывают что-то сродни эстетической брезгливости. Я не люблю их. Их водопадное острословие сродни пытки слушать не один анекдот к месту, а сразу серию. Их безостановочный юмор похож на  постоянную болтовню еврейского цирульника, с той  лишь разницей, что там это к месту, а здесь почти всегда невпопад. Я не люблю их за то они претендуют на эталон юмора. Тем самым, совершая низкую подмену, извращая его суть, внося дионисийский хаос в аполлонический порядок. Они трафят низким инстинктам толпы, бесконечно развлекая ее. А комичное тем и хорошо, что оттеняет грустное, темное, трагическое, делает его не таким концентрированным. Вот почему мой любимый жанр – трагикомедия, любимый кинорежиссер Иоселиани,  писатель – Людвиг Ашкенази…

Скажи над чем ты смеешься, и я тебе скажу кто ты. Своеобразная дактилоскопия. Хотя над чем могут смеяться люди? Над собой, конечно. Правда, каждый раз им кажется, что над другими.

 


 


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments