Вообще и в частности (lev_56) wrote,
Вообще и в частности
lev_56

Спасатели


 

“Я старею и счастлив. Не люблю нынешнее молодое поколение и не хочу иметь с ними ничего общего”, – писал в своем дневнике Сальвадор Дали. Наверное, это нехорошо, но мне нравится эта цитата. Хотя я никогда не думал, что так случится. Когда сам был молодым, утверждал во всеуслышание: у меня не будет никаких непониманий с сыном, с учениками, это исключено: мы с ними одной крови, я никогда не состарюсь духом, не забуду, каким был сам, не стану занудой.  Не получилось. Почему?..                                                                                              
Все предыдущие поколения находят последующие безусловно хуже себя: вот в наше время… Понятно, что уходит контекст эпохи, без которого нам тяжело. Мы тоскуем по ушедшей молодости и таким образом охраняем ее. Но если все понятно, то почему же мы всерьез раздражаемся и несем всякую чушь о том, что они не другие, а хуже?                                                                  
Может быть, дело в том, что они – наш зримый упрек в педагогическом несовершенстве? За что мы боролись? Может, и ни за что. Но сейчас нам кажется, что во всех их бедах и неудачах есть и наша вина. Правда, если себе мы прощали несовершенство, то на их смотреть больно: как будто они нас предали. 
Когда взрослые ворчат на детей, им советуют вспомнить себя. Совет правильный, но трудно осуществимый. Сложно честно представить себя в юном возрасте, так, чтобы зеркало было без нынешней шикарной рамы с ангелочками и ампирными знаменами.                                                                    
Но если все же вспоминать… С седьмого класса мы уже курили. Немного выпивали. Конечно, сквернословили. Дрались. Мечтали стать мужчинами. Хипповали. Отращивали волосы. Одевались черт-те как. Говорили на своем сленге. Что же изменилось? Чем мы были лучше, в чем они стали хуже? Если честно?                                                                                                                     
Особых доказательств нет. Есть тревога. Кажется, что раньше между людьми разного возраста был естественный разрыв. Он мешал общаться и понимать друг друга, но через него можно было перебросить культурный мостик, не терять контакт. Теперь все чаще думается, что это невозможно. Не разрыв – пропасть.                                                                                                                 
Часто можно услышать: а зачем нас сравнивать с нашими детьми? Зачем говорить о преемственности? Вопрос в том, интересно ли нам с ними. С большинством – нет. И это нормально.                                                              
Можно услышать и другое: у многих сегодняшних молодых людей стерлись зримые и незримые границы между добром и злом, свободой и распущенностью, вкусом и безвкусицей. Молодежь напоминает массу, живущую “всмятку”; что, собственно, и превращает человека из существа неповторимого в общеподобное; или хуже – общедоступное. Надо что-то делать!                                                                                                                       
Пусть их “пофигизм” - это не столько приспособление, сколько форма выживания вида. Порой и мир существует за счет того, что какая-то его значительная часть равнодушна и апатична. В противном случае принципиальные могли бы наломать таких дров…                       
И все же, как говорит мой друг, мы должны во что бы то ни стало оставить нашим детям какой-то минимум. Это как соль, крупа и спички в охотничьей избушке. В данном случае это – список обязательных книг, отношение к детям и уровень, ниже которого нельзя опускаться в жизни.                                                                                                    
Но сегодняшние молодые люди в основном любят рассказывать подробности только что произошедшего: как открывалась пробка, как все смеялись, сколько выпили, какая марка у машины, какая сумма заплаченного… И все внимательно слушают. И смеются. И хочется их спасать. Потому что они смеются, как плачут. Их смех, как крик о помощи – ой, не могу, спасите меня… 
Но, может это так - они придуриваются? Или это галлюционации стареющих спасателей?..


 


 
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments