Вообще и в частности (lev_56) wrote,
Вообще и в частности
lev_56

Готовы ли мы прощать?

Неожиданно так получилось, что пересмотрел вчера фильм «Чтец». Думаю, многие знают это кино: мальчик влюбляется в женщину, которая, как оказалось потом, была охранницей в Освенциме. Ее осуждают, и он на всю жизнь несет в себе любовь и ненависть, вину и прощение.



В этот раз фильм тронул своей лирической историей больше, чем разговором о Холокосте, коллективной ответственности немцев и тому подобным. И, конечно, мне была важнее идея прощения, а не вины: его прощения ее преступлений, ее прощения его малодушия, когда он не решился спасти ее на процессе, а также прощения или непрощения жертв и их родственников.
Как же трудно простить, правда? Как порой невозможно простить. Но давайте поставим вопрос так – простить зло нельзя, простить преступника нельзя (поэтому его и судят), а раскаявшегося грешника, искупившего свою вину? А себя самого?..
Абстрагируемся от ситуации в фильме, от ужасов Холокоста. В нашей повседневной жизни мы все сталкивались с подлостью, предательством, трусостью, завистью. По отношению к нам хоть раз, но поступали несправедливо, возможно жестоко обидев, сделав больно, принеся горе. (Вряд ли мы смогли пройти свой жизненный путь без сучка и задоринки, не оказавшись виноваты перед кем-то). Мы готовы прощать? На каких условиях?..
Есть ряд расхожих максим на тему прощения: «понять, значит простить», «до тех пор пока мы любим, мы умеем прощать» и тому подобное. Как и любые «максимы» они, в самом деле, носят частный, а не универсальный характер. Бывает так, бывает по-другому. Но вот, что интересно: существует еще одно популярное мнение, что если человек прощен тем, кому он принес горе и обиду, значит, он тоже может вздохнуть свободно и начать жизнь как бы с чистого листа. Так ли это на самом деле?
Я уже, по-моему, приводил, как иллюстрацию к размышлению на тему прощения, притчу Борхеса, которая называется «Легенда. Встречаются Каин и Авель уже после смерти Авеля. Не узнают друг друга. Костер разводят, разговаривают. И вдруг Каин видит шрам на лбу Авеля. Да, ведь это я тебя камнем, - вскрикивает он. Не помню, - спокойно отвечает Авель. Тогда Каин понимает, что брат Авель простил его, потому что по-настоящему простить – значит забыть. Тогда постараюсь забыть и я, - решает Каин. На что Авель отвечает: «Пока жива совесть, живы и грехи».
То есть прощение, как писал тот же Борхес в другом рассказе «Молитва», очищает обиженного, но не обидчика, к которому оно почти не имеет отношения.
А что вы думаете на эту тему? Вы способны простить? В том числе самих себя? Получалось?..
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments