?

Log in

No account? Create an account
Об этом заявил глава министерства юстиции Александр Коновалов. "В сфере семейного законодательства, законодательства о детстве должны быть выработаны и реализованы следующие предложения: уточнение защиты прав и законных интересов ребенка, установление обязанности родителя содержать совершеннолетних трудоспособных (детей), обучающихся на очной форме в организациях, осуществляющих образовательную деятельность", - сказал Коновалов в среду в рамках "правительственного часа" в Совете Федерации.
Минимальная стипендия учащегося в вузе составляет 1571 рубль, в колледжах и техникумах - 856 рублей. Но если студенту удается учиться без "троек", он может получать больше. Если же сдача сессии показала "отличные" результаты, то студенту начисляется повышенная стипендия, размер которой в разных образовательных учреждениях варьируется от трех тысяч до 7 тысяч рублей (в регионах) и от 10 тысяч до 15 тысяч рублей (в столичных вузах). МРОТ с 1 января 2019 года составляет 11 280 рублей и достигла уровня прожиточного минимума для трудоспособного населения.

Недавно я и впрямь удивился, когда студент РУДН назвал мне свою стипендию – меньше 2 тысяч рублей, то есть где-то 60 рублей в сутки. Я помню стипендию в моем институте, не самом престижном в стране – 28 рублей, на пятом курсе - 42 рубля. Это все-таки треть прожиточной тогда пенсии. Нынешняя, получается, 12-15% от прожиточного минимума. И даже повышенные стипендии отличников, в среднем, не больше половины МРОТ.
То, что это мало, очевидно. Бесспорно. Интереснее другое. К примеру, вообще, проблема «карманных денег» для тех же студентов. С одной стороны, а как им быть без них? С другой – может все же лучше заработать, чем у родителей пять лет клянчить, чувствуя себя, мягко говоря, некомфортно? А если ли такая возможность?.. Не у всех.
В наше время говорили – «Иди, разгружай вагоны». Нынче – «Развози еду, раздавай флаеры, подрабатывай в кафе…» Недавно зашел в «Хлеб насущный», недалеко от дома – всего одна официантка обслуживает, хотя обычно здесь суетятся много молодых ребят. Спрашиваю: «Что так безлюдно? Где все?» «Студенты», - отвечает женщина. «Сессия. Попросили пока за них поработать…»
Второе. Смущает слово ОБЯЗАТЬ. Обязать по закону родителей содержать своих детей-студентов. Многие из них и так платят, когда ребенок не попадает на бюджетное отделение. А если нет денег, значит - не учись, или иди в криминал, чтобы оплатить учебу?
Я вот, о чем… Когда обсуждаешь такую проблему, нельзя не вспомнить об огромном социально-финансовом расслоении в России – это раз, а во-вторых, о том, на что расходуются деньги в бюджете. Я уже не говорю о военном или статье обслуживания чиновников. Те же праздники – они, конечно, нужны (да и там кто-то сезонно, «празднично» подзарабатывает), но может все же лучше – чуть меньше потратить на них, и чуть больше стипендии? Или развлечения масс важнее? Или макроэкономика этого не позволяет?
Академик РАН Георгий Георгиев предложил ограничить выезд из России молодым ученым, — по его мнению, это поможет предотвратить отток талантливой молодежи за границу. Он также выступил с идеей введения так называемого «кредитного высшего образования» вместо бесплатного. Согласно его концепции, государство будет покрывать все расходы студентов на обучение, но после этого они обязаны будут проработать в российской науке не меньше 15 лет. В противном же случае выпускникам придется вернуть деньги, потраченные государством на их учебу. Свои взгляды Георгиев изложил в материале, опубликованном в газете «Поиск». Выезжать за границу молодым ученым он предложил запретить: исключения возможны лишь для участия в научных конференциях и совместных исследованиях с зарубежными коллегами. При этом Георгиев подчеркнул, что подобные выезды должны «согласовываться с дирекцией института». По его мнению, ограничения должны касаться только интенсивно развивающихся областей науки, таких как молекулярная и клеточная биология, информационные технологии и ряд других. Георгиев также предложил другие методы предотвращения оттока ученых. Среди них – повышение зарплат и выдача беспроцентных кредитов на жилье.

…По настоянию моего любимого Николай I, убежденного, что западное воспитание подрывает основы русской жизни и что с этим надо бороться, в 1831 году в Госсовет была внесена Записка «О некоторых правилах для воспитания русских молодых людей и о запрещении воспитывать их за границей». Бралась даже подписка с родителей, что те не будут обучать детей за границей. Она бралась, например, при выдаче заграничных паспортов. В1835 году самодержец потребовал ограничить пребывание дворян за границей 5 годами, в 1851 сократил до 2 лет.

В последнее время, когда за границу запретили или ограничили выезд представителям силовых структур, многие держатели заграничных паспортов стали задумываться: в не введут ли выездные визы, как было в СССР?

И все же, по существу:
1. Будут ли введены выездные визы?
2. Нужно ли заставлять молодых ученых, да и вообще всех окончивших вуз, получивших бесплатное образование в
России, отрабатывать на родине или возвращать деньги за обучение?
3. Правильно было бы ограничить обучение детей за границей?
Я недавно писал о доверии. А теперь о его противоположности – подозрительности. О, это тяжелое чувство. Я его знаю. Я его испытывал неоднократно, да и сейчас оно вряд ли меня покинуло. К сожалению, я довольно мнительный. Меня несложно насторожить, посеять сомнение, реже разуверить в человеке. Но я всю жизнь боялся быть просто использованным, как выжатый лимон. Навязчивый страх, конечно. И это плохо. Хотя так же печально, когда упрямо веришь в того, кто давным-давно доказал несостоятельность и нечистоплотность, но ты или не можешь с этим смириться, или все же боишься обидеть.
Самое болезненное – отказать в доверии близкому человеку.



Это может и самого себя ранить, и ему нанести глубокую травму, заставить действовать назло, начать соответствовать тому образу, который ему приписали. Хотя, бывает, что обиженный подозрением наоборот пытается всю жизнь доказать, что в отношении его ошиблись, и подозрения были напрасны.

Но, скорее всего, срабатывает печоринский вариант:

«Да, такова была моя участь с самого детства. Все читали на моем лице признаки дурных чувств, которых не было; но их предполагали - и они родились. Я был скромен - меня обвиняли в лукавстве: я стал скрытен. Я глубоко чувствовал добро и зло; никто меня не ласкал, все оскорбляли: я стал злопамятен; я был угрюм, - другие дети веселы и болтливы; я чувствовал себя выше их, - меня ставили ниже. Я сделался завистлив. Я был готов любить весь мир, - меня никто не понял: и я выучился ненавидеть. Моя бесцветная молодость протекала в борьбе с собой и светом; лучшие мои чувства, боясь насмешки, я хоронил в глубине сердца: они там и умерли. Я говорил правду - мне не верили: я начал обманывать; узнав хорошо свет и пружины общества, я стал искусен в науке жизни и видел, как другие без искусства счастливы, пользуясь даром теми выгодами, которых я так неутомимо добивался. И тогда в груди моей родилось отчаяние - не то отчаяние, которое лечат дулом пистолета, но холодное, бессильное отчаяние, прикрытое любезностью и добродушной улыбкой. Я сделался нравственным калекой: одна половина души моей не существовала, она высохла, испарилась, умерла, я ее отрезал и бросил, - тогда как другая шевелилась и жила к услугам каждого, и этого никто не заметил, потому что никто не знал о существовании погибшей ее половины; но вы теперь во мне разбудили воспоминание о ней, и я вам прочел ее эпитафию».
Меня не отпускает Сурковский текст о «Долгом государстве Путина». И уже не с точки зрения геополитики, политологии и конспирологии. А с психологической, если так можно сказать. Сейчас, когда прошло пару дней, хочется все же задать вопрос – что это было? Из всех возможных версий я выбираю одну – с автором что-то случилось, он потерял возможность адекватно оценивать собственные мысли и их последствия, он стал заложником интеллектуально-литературных амбиций, жертвой того образа, который нарисовали и его поклонники, и противники, сходившиеся во мнении, что Сурков очень умный, талантливый, таинственный и необычный. Вот он и выдал «на гора». Ну не может такой человек написать обычный текст. Художник априори провокативен, также, как и политик, тем более, пиарщик. Но они управляют своей провокацией, понимают – зачем она, для чего, и какую реакцию должна вызвать. В этот раз, по-моему, перебор: такое впечатление, что провокация стала неуправляемой.
Ведь что произошло? Вячеслав Юрьевич по существу легализовал все либеральные клише: народ у нас только с царем в голове, к демократии не пригоден, к торговле тоже, хорошо умеет исключительно воевать; он не просвещен, но сердцем чует, «глубинными» инстинктами. Но, если для либералов все это было со знаком минус, и их обвиняли, что они шельмуют наш замечательный народ, который не хуже других, приписывают ему какие-то варварские черты и примитивные реакции. А либералы добавляли, что эта ментальность все же изменчива, и предлагали всякие наивные панацеи типа просвещения и местного самоуправления. То по Суркову - все фатально, потому что и так хорошо: народ прост, но в этой глубинной простоте мудр. Поэтому ему не нужно лишних "премудростей". Более того, это пример для остальных: как можно избежать всякие необязательные демократические институты, выйти из зоны политического лицемерия, не усложнять себя жизнь, сведя ее до прямой связи народа с властителем. Вне всяких посредников. Он начал русскую историю с второй половины 15 века (повторяю, пропустив и принятие христианства, и Орду), с Ивана III, а закончил … Иваном IV "Нордическим".
В статье Суркова возможен еще один смысл, но о нем мне даже не хочется говорить, и в него я не хочу верить. Тем более, как в главный. Хотя определенные основания есть, и мы о них периодически говорим.
Вскоре Путин выступит с Посланием к Федеральному собранию. Вот и посмотрим – или со стороны Суркова это была такая «медвежья услуга» (что мне представляется реальнее всего), и от него и его "простых" мыслей открестятся, он будет так или иначе негласно объявлен «Гессом», перегревшимся на солнце на почве любви к «фюреру» и ослепленный видениями «тысячелетнего Рейха», или все еще более запущено, чем я предполагал.
Родители не должны обсуждать учителей с детьми, так как это сказывается на авторитете школьных педагогов, считает министр просвещения РФ Ольга Васильева. Об этом она сказала вчера, 11 февраля, на встрече с родительским сообществом. Васильева назвала прискорбным тот факт, что в конфликтные ситуации, которые периодически возникают среди родителей и учителей, вовлекаются дети.«Это подрывает, в первую очередь, авторитет учителей и дает неправильный, я подчеркиваю, пример для ребенка», – сказала министр.
Она отметила, что в ее семье было «просто невозможно» обсуждать учителя с детьми, поэтому авторитет педагогов был непререкаем. По словам Васильевой, нужно четкое понимание, что между родителями и школой должно быть «глубочайшее взаимопонимание и должны быть четкие линии, куда каждая из сторон не может идти».

Я всегда поражался, насколько у чиновника сильна вера в инструкцию: вот пропишем "четкие линии", и все будет хорошо. Как "должно быть".
Вообще, если продолжить логику министра (хотя скажут, что я довожу ее до абсурда): родители не должны обсуждать с детьми, да и между собой, решения партии и правительства, ибо это тоже будет подрыв авторитета. А у нас все же авторитарное государство. И вообще, слово «подрыв», само по себе, очень подозрительное...
А если серьезно: это щепетильная тема обсуждения родителями с детьми слов и поступков учителей. Вообще, тема – отношения родители-учитель. Очень часто бывает, что родители объясняют ученику, чтобы он помалкивал и «не связывался» с учителями, тем самым признавая их неправоту, но также, что спорить с ними бесполезно и вредно. Частенько дома родители не стесняются отзываться уничижительно об учителях, тем самым, конечно, дискредитируя их в глазах детей и подрывая авторитет. Но ведь авторитет учителя – он ведь или есть, или его нет.

Итак:
1.Могут ли родители обсуждать и критиковать учителей при детях?
2.На чью сторону они должны становится в конфликте между их детьми и учителями?
3.Что правильнее: не говорить о плохом учителе, что он плохой, или быть искренними с детьми?
4.Что надо защищать – достоинство учителя или его статус?
5.Можно ли добиться гармонии отношений "правильной" инструкцией?
6.Можно ли «подорвать авторитет» и оскорбить достоинство, если их нет или, наоборот, они есть?
Не отпускает Николай I. Не любил его Лев Николаевич (стоит только вспомнить статью «Николай Палкин»). Поэтому еще одна цитата из редко читаемой повести «За что?» Там герои думают, как бы попросить царя, чтобы разжалованных в солдаты поляков хотя бы перевели обратно в офицеры, а заодно и смягчить участь декабристам.

«Все попытки ходатайствовать о прощении или хотя бы об улучшении положения, о производстве в офицеры, не достигали цели. Николай Павлович делал смотры, парады, учения, ходил по маскарадам, заигрывал с масками, скакал без надобности по России из Чугуева в Новороссийск, Петербург и Москву, пугая народ и загоняя лошадей, и когда какой-то смельчак решался просить смягчения участи ссыльных декабристов или поляков, страдавших из-за той самой любви к отечеству, которая им же восхвалялась, он выпячивал грудь, останавливал на чем попало свои оловянные глаза и говорил: «Пускай служат. Рано». Как будто он знал, когда будет не рано, а когда будет время».
Статья Суркова вызвала из небытия, во всяком случае, у меня, дух Николая I. Вот такой эффект «столоверчения».

"Да, что бы была без меня Россия, — сказал он себе, почувствовав опять приближение недовольного чувства. — Да, что бы была без меня не Россия одна, а Европа». И он вспомнил про шурина, прусского короля, и его слабость и глупость и покачал головой».
Это из «Хаджи-Мурата».

И еще один характерный эпизод разговора Николая со своим военным министром Чернышевым по поводу предложения графа Воронцова использовать Хаджи Мурата в пропагандистских целях.

"— О Хаджи-Мурате что прикажете? — спросил Чернышев.— Да ведь Воронцов пишет, что хочет употребить его на Кавказе.— Не рискованно ли это? — сказал Чернышев, избегая взгляда Николая. — Михаил Семенович, боюсь, слишком доверчив.— А ты что думал бы? — резко переспросил Николай, подметив намерение Чернышева выставить в дурном свете распоряжение Воронцова.— Да я думал бы, безопаснее отправить его в Россию.— Ты думал, — насмешливо сказал Николай. — А я не думаю (выделенно мною) и согласен с Воронцовым. Так и напиши ему.— Слушаю, — сказал Чернышев и, встав, стал откланиваться".

Ну в общем, Николай I славился своей нелюбовью к умникам и штатским. Один из его афоризмов звучал так: «Мне не нужны умные, только верноподданные». Как, впрочем, он всегда отдавал предпочтение военным, чем штатским.
Многие считают, что именно Николай прервал европейский этап развития России, начавшийся при Петре I. Начался период не столько даже конфронтации с Европой (такое было и при Петре, и при Иване Грозном), сколько период, в первую очередь, национальной самоидентификации. Николая сегодня бы назвали «здоровым националистом».
Дочка моего друга, ученица 10-ого класса московской гимназии, с которой он попросил меня немного позаниматься историей, пришла в очередной раз как раз после лекции о сталинских репрессиях. Конечно, мне было интересно, и я стал ее подробно расспрашивать, что же говорил учитель, и что она для себя усвоила после урока.
И не то, чтобы узнал много нового, но понял, что ученики так и не уяснили – в чем причины «большого террора»? Почему без суда и следствия убивали невинных людей, и так ли они были невинны? Сколько процентов было «леса», а сколько «щепки»? Да, им говорили что-то о «московских процессах», называли правильные цифры, но дети не понимали – как-то это подписывать «расстрельные списки», кто в них был, и почему без суда и следствия?
Пришлось объяснять и про причины «большой чистки» в партии, и про причины массовых репрессий в обществе. Одной из которых было посеять тотальный страх. Для чего? И это пришлось объяснять.
Мне сказали, что преподаватель несколько раз подчеркивал, что будет говорить только факты, без личной оценки. Я тоже старался избегать, как сейчас модно говорить, оценочности событий. Хотя, если рассказать, как и почему все было, оценки возникают сами собой – в первую очередь, эмоциональные, моральные, а потом и исторические.
И я опять подумал – но почему мы стесняемся давать оценку? Почему ученики не должны знать ЛИЧНУЮ точку зрения преподавателя? Никто же не говорит, что свою оценку надо навязывать, что она безальтернативна. Есть все-таки в этой стыдливости какой-то элемент бесстыдства и … страха. Не находите?..
Ну вот «дорого яичко к Христову дню»: по-моему, статья Владислава Суркова "Долгое государство Путина" в «Независимой газете» - замечательный, талантливый образчик создания и обоснования мифа. Глобального мифа о Путинской России. Хотя, возможно, я ошибаюсь, и это самая, что ни на есть, реальность. Но тогда в ней явно кое-чего не хватает.
Вроде как эту статью надо читать медленно, думать… Не спешить с комментарием. С другой стороны, если хорошенько «выжать» этот программно-идеологический текст, останется немного того самого «активного вещества», ради которого и была придумана вся эта оболочка из лактозы, глюкозы и желатина. И честно говоря, оно не оригинально - дженерик.

Итак, если не провоцироваться на мелочи и не цепляться за спорные «максимы». Тезисно.
1.Запад лицемерен, там правит "глубинное государство", нынче свирепствует кризис деглобализации и прочие напасти.
2.У нас «государство нового типа» (где-то я уже это слышал), и на нас равняются остальные.
3.Наше государство без чердака и подвала, без всякой там ненужной глубины. Оно все на поверхности, как всплывший айсберг. Прозрачно, как слеза. Потому что искренне. Может и не лучше, но честнее.
4.Но главное – у нас есть "глубинный народ".

«Глубинный народ всегда себе на уме, недосягаемый для социологических опросов, агитации, угроз и других способов прямого изучения и воздействия. Понимание, кто он, что думает и чего хочет, часто приходит внезапно и поздно, и не к тем, кто может что-то сделать».

5.«По существу же общество доверяет только первому лицу».

«В новой системе все институты подчинены основной задаче – доверительному общению и взаимодействию верховного правителя с гражданами. Различные ветви власти сходятся к личности лидера, считаясь ценностью не сами по себе, а лишь в той степени, в какой обеспечивают с ним связь. Кроме них, в обход формальных структур и элитных групп работают неформальные способы коммуникации. А когда глупость, отсталость или коррупция создают помехи в линиях связи с людьми, принимаются энергичные меры для восстановления слышимости».

«Различные ветви власти сходятся к личности лидера, считаясь ценностью не сами по себе, а лишь в той степени, в какой обеспечивают с ним связь». (Это мне тоже что-то напомнило - Павла I: "Каждый человек имеет значение, поскольку я с ним говорю, и до тех пор, пока я с ним говорю").

6.Путин предотвратил дальнейший развал страны. Суть путинизма – умение прислушиваться к глубинным чаяниям своего народа.

«Умение слышать и понимать народ, видеть его насквозь, на всю глубину и действовать сообразно – уникальное и главное достоинство государства Путина. Оно адекватно народу, попутно ему, а значит, не подвержено разрушительным перегрузкам от встречных течений истории. Следовательно, оно эффективно и долговечно».

7.Россия только в начале своего славного пути, путинизм - всерьез и надолго. Ни у России, ни у остального мира альтернативы нет, вообще выбора нет. Даже если они еще этого не знают.

Вот так. Не буду ничего оспаривать. Там еще много чего есть интересного. Позволю себе только несколько реплик. В статье странным образом, хотя, если подумать, то не очень, ни слова не сказано о православии. Может, чтобы империю не спугнуть. А может и по какой-то другой причине. А ведь рассказав нам о том, что мы все безальтернативно обречены на самодержавие и народность, Сурков не упомянул то, то у Уварова стояло первой в триаде – православие. Нет, у Суркова, отношения властитель–народ предполагают диалог напрямую, без посредников. К слову, как сказал мой друг, никто еще, даже при Сталине, не попытался легализовать вождизм. Это было только в Третьем Рейхе.
И еще Сурков, наконец, не постеснялся произнести слово "путинизм". Да, именно так и называется нынешний режим в России. Но я надеялся, что он даст его описания. Надеждам моим не суждено было сбыться. Одна декларация, что "всерьез и надолго" и даже без самого Путина. Хотя мы знаем, что в России есть довольно стойкая традиция: вместе с потерей кресла, государство теряет не только его главу, но как-то быстро рассасываются его идеи, более того, почти всегда они подвергаются ревизии. Так было и после правления Петра I, и Павла I, и Николая I, и Александра II, и Сталина, и Хрущева, и Брежнева, и Горбачева, и Ельцина… Возможно ли, что Путин станет исключением?..
Итак, если в «сухом остатке», то тезка Суркова, который его сменил в должности куратора внутренней политики в АП, а ныне восседает в кресле Председателя Госдумы, Владислав Володин, сформулировал все еще раньше: "Есть Путин - есть Россия, нет Путина – нет России". Сурков только пошел дальше: нет Маркса, но есть марксизм, нет де Голля, но есть Пятая республика... Не будет Путина, но останется путинизм.
В общем, «глубинному народу» нужен вождь, правитель, которому он делегирует полномочия. Но только такому, кто его слышит и понимает, кто его чувствует. Тогда выбора нет. В общем, немного Гоббсовского Левиафана, иррационализма и фатализма – и Путинская Россия, «обреченная на нескромную роль», «собирание земель» и не оставляющая выбора не только себе, но и всему миру.

PS
Конечно, есть еще о чем сказать, на что обратить внимание, но, что называется, «по горячим следам». В любом случае, Владиславу Юрьевичу безусловно надо сказать спасибо за откровенность.

PPS
Прелесть какая - от Сатарова до Потупчик: В.Ю. не дают покоя лавры Пелевина, это литературная мистификация - он троллит Путина. А мы тут балбесы "повелись" и подумали, что он всерьез -ха-ха-ха... Какая вера в силу постмодернизма!
Клод Леви-Стросс делил общества на «холодные» и «горячие». «Холодные» не дают возможности историческим факторам определяюще воздействовать на свое развитие, а «горячие», наоборот, превращают историю в инструмент развития. Стросс еще называет «холодные общества» мудрыми, ибо они не дают возможности прошлому повлиять на устойчивость нынешнего общества: все поняли о себе, добились консенсуса, успокоились, живем дальше – здесь и сейчас. Правда, у этой медали есть обратная сторона. Ведь «холодные», «замерзшие» общества могут быть и авторитарно-тоталитарными – тогда они оказываются в определенном смысле вне исторического сознания. Не то, чтобы в забвении чего-либо, а просто в другой памяти. Культуролог Ян Ассман так и считал, что по типу «холодных» и «горячих обществ» существует «холодная» и «горячая память». «Холодная память» консервирует даты, имена, лишая их особого значения для современности. «Холодная память» оставляет прошлое на откуп истории и историкам, «горячая» делает его предметом политики.
Россия нынче - «горячее общество» с «горячей памятью». Здесь по-прежнему вызывают не столько дух, сколько духов истории, приглашают их в качестве суда присяжных и растаскивают по сторонам защиты и обвинения. Этих духов не столько чтят и изучают, сколько им козыряют и используют. Прошлое сразу же обрастает мифами, порой превращаясь в исторические комиксы.
Вот они-то и становились в последнее время не раз предметом нашего бесполезного обсуждения и бессмысленных споров. Ибо борьба мифов, к сожалению, антагонистична. Миф позволяет иметь только один угол зрения. Миф - это раз и навсегда, только так, а не иначе. Порой он не отменяет факт, а напротив, наполняет символическим, культовым смыслом. Такой мифологизированный факт либо обожествляет, либо демонизирует. В этой точке мир поделен только на две части: очень темную и очень светлую. Миф не нужно осмыслять, его надо отчеканивать. Он определяет, кому появиться на авансцене, а кому стать задником истории. Закроешь глаза, и увидишь хоть «сны Веры Павловны», хоть маниловские грезы, а то и с «чудовищем» повстречаешься…

Profile

lev_56
Вообще и в частности

Latest Month

February 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
2425262728  

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow