Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

Предварительно

Друзья!

В этом журнале будут чередоваться  документальные истории, небольшие  рассказы, размышления и наблюдения, комментарии к происходящему в стране.

Просьба: пожалуйста, избегайте хамства. В остальном - табу нет.

Все на продажу

Необычный аукцион прошел в Париже. Музей Лувр в Париже продал возможность увидеть картину Леонардо да Винчи Мона Лиза без защитного стекла. За 80 тысяч евро победитель торгов сможет присоединиться к ежегодному осмотру картины специалистами. Кроме "свидания" с Моной Лизой с молотка ушли персональная экскурсия с директором музея и возможность погулять по пустому Лувру ночью. Каждый лот приобрели по 38 тысяч евро.
Торги проходили под девизом "Bid for the Louvre" (Ставка на Лувр) совместно с акционными домами Друо и Кристис. Вся выручка будет направлена на благотворительные и педагогические проекты музея.
Из-за карантина музей потерял примерно 90 миллионов евро. Ежегодно его посещали около десяти миллионов человек.

Смена поколений

Умер Гафт, чуть раньше Джигарханян, Жванецкий, до того - Сергей Юрский и Галина Волчек… До этого ушли Фоменко и Олег Табаков…
Кто пришел на их место – Владимир Машков, Евгений Миронов, Сергей Безруков и вот теперь Сергей Газаров. Все птенцы гнезда Табакова.
Также и в других отраслях искусств(«отрасли искусства» - звучит как-то не очень): идет смена поколений.
Равнозначная замена? Конечно, поживем – увидим. Но что лукавить – из сегодняшнего дня этого совсем не видится.

Завхоз всему голова

В Петербурге закрасили граффити с изображением Иосифа Бродского. Оно появилось 24-го мая, в день 80-летия Бродского, напротив дома, где жил поэт и где находится его музей. Как сообщает питерское издание «Фонтанка», закрасить граффити поручила завхоз школы №189, на территории которой находится здание.
В школе делать граффити нельзя, — объяснила завхоз «Фонтанке».

Великая сила искусства

Разговорились вчера с jazz text. И среди прочего, он сказал, что самая подлинная его идентификация, без примесей, отражающая его наиболее полно таким, какой есть – это его литература. (jazz text давно пишет короткие рассказы и читает их под музыку). Он признался, что всегда был против аналогий реальной жизни с литературой, боясь, что литературные герои будут подменять реальных. Но вдруг понял, что литература и есть подлинная реальность, точнее, один из миров, в котором пребывает человек.
И я вспомнил замечательные слова Ницше: «Искусство дано нам, чтобы мы не умерли от правды».
В общем, что бы кто не думал - уже о Фрейде, но именно он не побоялся сказать, что Искусство и Религия (как бы не относиться к их генезису) – защитные миры, куда может юркнуть человек. И спастись…

Выставка, которую так долго ждали

19 июня в Музее изобразительных искусств им. Пушкина открылась долгожданная выставка собрания картин братьев Щукиных, которая после эмиграции в 1918 году основного коллекционера, Сергея Щукина, была национализирована, а потом разделена между двумя музеями – московским, что на Волхонке, и петербургским Эрмитажем. И вот произошло историческое воссоединение.



Сам Сергей Щукин из рода текстильных королей. Неслучайно в интерьере выставки и при входе, как хоругви, висят ткани.




Collapse )

Предсказуемость или цирк?

В официальной России и не только, среди обывателей тоже, распространено мнение, что выборы президента на Украине – фарс, цирк, клоунада, дискредитация серьезного политического мероприятия. Дебаты на стадионе – что может быть более популистским и нелепым?! У нас даже теледебатов по существу нет. Первое лицо всегда от них отказывается – не его царственное это дело.
В общем, все как-то несерьезно на Украине. Вот у нас – другое дело: чинно, мирно подошли к урнам, проголосовали, отошли и забыли. Без ребячества, без ненужного эпатажа. А на Украине все, как в 90-е: много шума, крика… А толку?
Есть и другое мнение – лучше вот такой сумбур, чем болото. Пусть цирк, даже без кавычек, но зато хоть какая-то веселуха, а не скучная предсказуемость.
Итак, какие выборы президента вам больше нравятся – как на Украине или в России? Что лучше – вот такая украинская общественно-государственная турбулентность или вот такая российская политическая стабильность?

Еврейский музей

В Берлине много напоминаний о Холокосте евреев: сам музей Холокоста, «камни преткновения» с именами и адресами тех, кто сгинул в лагерях, стенды-предупреждения, как около дома Цветаевой.
В 1996 году Гюнтер Демниг — кельнский скульптор, родившийся в Берлине, установил первые 55 бетонных кубиков 10х10х10 см, накрытых латунными пластинами. На каждой пластинке выбил имя, год депортации, дату и место гибели, установил перед домом, где жил погибший еврей, и таким образом напомнил о «тех, кто жил по соседству». С 2004 года «камни» стали устанавливать массово, и сегодня, говорят, их уже сотни тысяч по всей Европе, а в Берлине натыкаешься на них постоянно.





Но есть и, собственно, еврейский музей, который посвящен и жизни немецких евреев, и Холокосту. Вроде московского еврейского музея толерантности.



Автор нового здания, Даниель Либескинд, предложил проект, который он назвал Between the Lines, что переводится как «между линиями». Это зигзагообразное свинцовое здание, которое пересекает прямая линия из ряда пустых помещений. Оно как бы символизирует ту пустоту, образовавшуюся в Европе от бесчисленных загубленных мертвых душ и разрушенной еврейской культуры.



Но, честно говоря, именно посещение еврейского музея было моим главным разочарованием в Берлине. Во-первых, проверка при входе, как в аэропорте Бен-Гурион в Тель-Авиве. Это сразу создает и очереди, и соответствующую атмосферу. К тому же мало симпатичные охранники. Короче, суета и раздражение. Правда, после этого «шмона» можно посидеть в кафе во внутреннем дворике музея и отдохнуть, выпив кофе с кухеном.
К сожалению, часть экспозиции, в частности, об истории евреев в Германии, была закрыта на реконструкцию. Но главные залы, посвященные Холокосту, были открыты. В частности, внутри музея расположена темная «Башня Холокоста» с небольшой щелочкой просвета наверху. Считается, что экспозиции музея может произвести настолько сильное впечатление, что экскурсоводам приходится всегда быть наготове, чтобы оказать первую медицинскую помощь. Я, склонный к клаустрофобии, ничего такое в этой башне не испытал. Я ПОНИМАЛ, что хотели выразить авторы идеи. Но это не затрагивало моих чувств.
Главный зал по теме Холокоста, где в музейной пустоте «Шалехет» по полу разбросаны тысячи небольших металлических дисков с прорезями в виде искаженных от боли лиц, которые естественно издают определенный звук, когда по ним ходишь. По задумке авторов - это хруст человеческих костей, колокольный звон по убитым, а по мне так просто неприятный металлический звук. При том, что сама идея - ходить по лицам мне показалась достаточно безвкусной.



Я вообще с большим скепсисом отношусь к тому, что называется инсталляцией. При все том, что это бывает изобретательно, это не трогает. Душу не теребит. Ты вроде как разгадываешь ребусы, а иногда и расшифровываешь лобовые символы. По-моему, я уже не раз писал, искусство должно будоражить чувства и уже потом напрягать разум. Да и то, только для того, чтобы еще раз испытать переживание.
Собственно, у меня вопрос: как вы относитесь к современным инсталляциям и вообще к концептуальному искусству?

Подозрение: печоринский вариант

Я недавно писал о доверии. А теперь о его противоположности – подозрительности. О, это тяжелое чувство. Я его знаю. Я его испытывал неоднократно, да и сейчас оно вряд ли меня покинуло. К сожалению, я довольно мнительный. Меня несложно насторожить, посеять сомнение, реже разуверить в человеке. Но я всю жизнь боялся быть просто использованным, как выжатый лимон. Навязчивый страх, конечно. И это плохо. Хотя так же печально, когда упрямо веришь в того, кто давным-давно доказал несостоятельность и нечистоплотность, но ты или не можешь с этим смириться, или все же боишься обидеть.
Самое болезненное – отказать в доверии близкому человеку.



Это может и самого себя ранить, и ему нанести глубокую травму, заставить действовать назло, начать соответствовать тому образу, который ему приписали. Хотя, бывает, что обиженный подозрением наоборот пытается всю жизнь доказать, что в отношении его ошиблись, и подозрения были напрасны.

Но, скорее всего, срабатывает печоринский вариант:

«Да, такова была моя участь с самого детства. Все читали на моем лице признаки дурных чувств, которых не было; но их предполагали - и они родились. Я был скромен - меня обвиняли в лукавстве: я стал скрытен. Я глубоко чувствовал добро и зло; никто меня не ласкал, все оскорбляли: я стал злопамятен; я был угрюм, - другие дети веселы и болтливы; я чувствовал себя выше их, - меня ставили ниже. Я сделался завистлив. Я был готов любить весь мир, - меня никто не понял: и я выучился ненавидеть. Моя бесцветная молодость протекала в борьбе с собой и светом; лучшие мои чувства, боясь насмешки, я хоронил в глубине сердца: они там и умерли. Я говорил правду - мне не верили: я начал обманывать; узнав хорошо свет и пружины общества, я стал искусен в науке жизни и видел, как другие без искусства счастливы, пользуясь даром теми выгодами, которых я так неутомимо добивался. И тогда в груди моей родилось отчаяние - не то отчаяние, которое лечат дулом пистолета, но холодное, бессильное отчаяние, прикрытое любезностью и добродушной улыбкой. Я сделался нравственным калекой: одна половина души моей не существовала, она высохла, испарилась, умерла, я ее отрезал и бросил, - тогда как другая шевелилась и жила к услугам каждого, и этого никто не заметил, потому что никто не знал о существовании погибшей ее половины; но вы теперь во мне разбудили воспоминание о ней, и я вам прочел ее эпитафию».