?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: история

В своем интервью, «FT», в связи с «делом Скрипалей», Владимир Путин сделал громкое заявление, что предательство - самое большое зло, самое мерзкое дело на земле и должно быть наказано. Как узко или широко президент России трактует предательство, он не сказал, да и вопрос ему такой не задали. Но вот интерпретаторы уже нашлись.
Предатели – это не только переметнувшиеся шпионы и прямые изменники родины, но и все те, кто «льет воду на мельницу наших врагов», кто берет иностранные гранты на подрывную идеологическую деятельность, выдаваемую за оппозиционную и правозащитную, вообще, те самые «национал-предатели» и «пятая колонна», не согласная с курсом нашего руководства на суверенитет, территориальную целостность и независимую политику. Это те же самые враги-предатели, и их надо также сурово наказывать.
Ничего не прогнозируя – бессмысленно, это скорее, угадайка - просто хочу напомнить, что всякие громкие заявления, да просто «крылатые фразы» верховного правителя России всегда имели не только общественный резонанс, но и определенную последовавшую за ними практику. Это были сигналы, которые ловили чиновники и силовики, и начинали действовать, как они понимали, во благо государства, олицетворенного в вожде.
Так было, например, когда Сталин заявил, что по мере успешного строительства социализма обостряется классовая борьба. И она резко обострилась…

Исход из власти

Я практически никогда не пишу о Северном Кавказе. Это для меня особый, незнакомый и подчас пугающий мир. Но сегодня хочу сделать одну реплику, в связи с добровольным уходом в отставку руководителя Ингушетии Юнус-Бека Евкурова.
Я помню, как мне сразу показалось, что этот кадровый военный, десантник, награжденный двумя медалями «За отвагу», Орденом мужества, Герою России (за Приштину), не справиться с назначением - не его это. Уж больно он виделся честным, открытым, совестливым, притом без опыта политической деятельности.
Тем не менее, он смог продержаться у власти в Ингушетии 12 лет. Конечно, он многому научился, но не думаю, что это пошло на пользу в его повседневной, личностной жизни, вероятно, он так и не смог стать другим - "своим" для власти (хотя старался быть членом команды, по крайней мере, дисциплинированно, как военный, исполнять указания), но в известной степени перестал быть "своим" - для ингушей. Это, конечно, для искреннего человека большая психологическая драма, требующая развязки.
Итак, я хочу специально отметить несколько вещей:
1. Евкуров ушел добровольно, хотя был переизбран на срок до 2023 года. И это была явно не из-за кремлевского давления, у Кремля, думаю, сейчас, большая головная боль в связи с ситуацией в Ингушетии. Он ушел, потому что никогда не был олигархом, не стал диктатором, а главное, потому что не смог править в республике в состоянии раскола, который не смог преодолеть.
2. Его не полюбили также как Аушева, у него не было той харизмы, но ушел он достойно, и, думаю, население еще вспомнит его незлым словом.
3. На встрече со старейшинами в Магасе он извинился за возможные ошибки и сказал, что и сам всех простил, и ни на кого не держит зла.
4. И последнее: 12 лет у руля, казалось бы, до недавнего приграничного спора с Чечней все было более или менее стабильно (генерал-губернатор, может, и надоел, но его уважали, хотя бы за доблестную, военную биографию). И вот человек уходит, и люди на улице танцуют лезгинку, победно сигналят машины, кто-то стреляет в воздух, в общем, люди не скрывают своей радости. Так зачастую проявляется подлинная «народная любовь» к правителю, несмотря ни на его заслуги, ни на справедливость или несправедливость его поступков, ни на какие рейтинги. Не говоря уже о том, когда власть держится на демагогии и страхе.

…Прекрасны юные мечты:
все метят в главари,
но время скажет "нет", и ты
пойдешь в золотари.

Надежды нет, пути круты,
все в прошлом, хоть гори...
Но время скажет "да", и ты
возносишься в цари.

И поражений, и побед
хлебнули вы не раз...
Но только время "да" иль "нет"
произнесет в свой час.

Булат Окуджава
Приблизительно месяц назад я получил письмо от своей, неизвестной мне до того, троюродной сестры и ее дочери, занимающиеся историей семьи, и любезно предложившие мне некоторые фотографии, документы, в том числе, о моих родственниках по линии мамы.
Я наконец узнал подлинную историю жизни и смерти одного из своих дедушек, в память о котором получил свое имя.
Что для человека имя? Не знаю. Я никогда раньше не испытывал никаких эмоций от того, что меня назвали так, как назвали. Но вдруг почувствовал, как бы точнее сказать, не только интерес, но и важность, и ответственность за имя. Мне стало явно небезразлично, кто тот человек, в честь которому я назван. Достойно ли он прожил свою жизнь? Можно ли им гордиться? Я не разочаровался и был этому очень рад. И мое имя приобрело для меня определенный смысл и ответственность.
…До чего же я был нелюбопытный в свое время, когда были живы бабушки и дедушки, папа и мама. Вся биография семьи в моей памяти, как короткое и рваное, лоскутное одеяло, состоящее из обрывков, кусочков каких-то историй, степень подлинности которых я так и не знаю. И уже не узнаю. А жалко...
PS
Признаюсь, я уже месяц вместе с новыми родственниками занимаюсь генеалогическими раскопками. О, я многое узнал: социальное происхождение двух ветвей моих предков из четырех; смог познакомиться с делом 37-39 года о фашистах-гомеопатах, по которому проходил отчим отца; узнать, что в родном городе папы сохранился их дом, более того, он упоминается в экскурсиях по фамилии, которую я ношу. И по мелочам – многое другое.
И каждая такая мелочь мне сегодня дорога. Я как бы начинаю обретать корни. А так, если честно, чувствовал себя, скорее запущенным кем-то шариком, который поднялся на свою высоту и застыл – ни вверх, ни вниз, надулся в своем достоинстве и пока не лопается. Колеблется немного из стороны в сторону, смешной такой, с хвостиком.

«Жертве пропаганды»

Недавно разговорился с одним человеком, который стал объяснять наше, как считают некоторые, чрезмерное отмечание победы в Великой Отечественной войне и вообще некоторый перегрев, связанный с 9 мая в последние годы, с тем, что на Западе принижают нашу роль в войне, говорят, что войну выиграли США и их союзники. Вот нам и приходится симметрично или асимметрично, но отвечать.
Я попросил представить какие-то доказательства, когда в Европе и США приуменьшают или даже отрицают наш вклад в победу над фашизмом. Он говорит: ну много таких сюжетов по телевидению показывают. Я спросил, насколько эти сюжеты достоверны, насколько не тенденциозно поданы, насколько он перепроверял источники? Он ответил, что не могут же просто придумать такие вещи, возможно и усиливают в комментарии, но факт-то остается фактом.
И я не выдержал, назвав его «жертвой пропаганды». Он обиделся. И вот вчера присылает мне широко поданную у нас информацию, что некая частная фирма по производству юбилейных монет, уже изготовила монеты, посвященные 75-летию с момента окончания Второй мировой войны, и на них, на оборотной стороне, присутствуют флаги США, Великобритании и Франции, но нет флага СССР, а на лицевой – профили Трумена и Эйзенхауэра. И на сайте написано к описанию монеты: «После долгих четырех лет войны и жертв во Второй мировой войне союзники наконец одержали победу <…> Вспомните всех тех, кто обеспечил нам свободу, которой мы наслаждаемся сегодня, с помощью этой коллекции монет, посвященной 75-й годовщине победы во Второй мировой войне».
Монета стоит 39,99 долларов. Предлагается ее заказывать, так как спрос ожидается высокий.



Прислав мне эту юбилейную, сувенирную монету обиженный оппонент приписал саркастически: «конечно, жертва пропаганды». Получилось вроде мема - «жертва пропаганды».
Ну и что я могу сказать этой «жертве»... Конечно, в семье не без урода, и выпускать такую монету, даже если предполагается серия, и это всего лишь какая-то часть общего пазла Второй мировой войны – ее окончания (судя по датам), недостойно. Там и Англия с Франции могут обидеться – американский флаг закрывает по сути флаги союзников, и Рузвельта нет, сыгравшего несравненно более важную роль в годы войны на посту президента США, чем Трумен.
Увы, производители, фирма The Bradford Exchange не дает пока комментарии по поводу это инцидента. Только написала, что данная монета – «впечатляющий патриотический подарок». Что ж, перегретых на патриотизме везде хватает. И, к слову, полезно посмотреть - как это выглядит со стороны.

Поэтому хочу ответить следующее:
1.Это частная американская фирма, и ее продукция не является официальной и не может отражать какой-то общей, тем более, официальной, государственной позиции, а может быть лишь досадным недоразумением, которое, уверен, по мере разрастания скандала, получит должную оценку внутри США.
These fine collectibles are not legal tender and bear no monetary face value.
Design subject to change.
The Bradford Exchange Mint is not associated with the U.S. Government or U.S. Mint.
©2019 The Bradford Exchange. All rights reserved.

2.И главное: по этому эпизоду, пусть даже он не единичный, нельзя делать общих выводов, что «вот так в США пытаются исказить историю, вычеркивая из нее роль СССР в победе над фашизмом». Это просто не может быть, потому что не может быть НИКОГДА.
3.И это не может являться ни объяснением, ни оправданием оголтелости и явной асимметричности с другой стороны, с которой очень часто возвеличивают роль СССР и забывают или принижают роль союзников: тот же ленд-лиз, второй фронт, движение сопротивления на территории оккупированных стран, войну в Африке и на море.

PS
Кстати, очень характерно, что приславший мне информацию о монете ссылается не на новостную ленту какого-либо агентства, а на «типичного» комментатора, который с гневом пишет: «союзники потеряли совокупно всего лишь 1,4 млн человек, то есть всего лишь 5% от наших потерь». Такое противопоставление цифр, это "всего лишь" является само по себе некорректным и кощунственным и только лишний раз характеризует то, о чем я и говорил: сначала надо научиться у себя подавать историю войны уважительно по отношению ко всем ее жертвам и героям, а потом уже искать пропагандистскую антисоветскую соломинку в глазу у союзников.

Ловушки потребления

В субботу я посетил модный рынок «Депо» (я, по-моему, о нем писал), что между Миуссами и Лесной улицей – очень крутое место: десятки кафе, забегаловок, ресторанчиков, представляющих все кухни мира, магазины и лавочки, и, собственно, сам – роскошный, дорогой рынок. Сотни людей, может больше. Все ходят-бродят, едят, пьют, фотографируются. Около «Депо» запаркованы шикарные автомобили – просто какое-то Монте-Карло.)



Мы присели за свободный столик и перекусили, кто чем – салатом из сладких бакинских помидоров с сыром из «Бакинского дворика», какой-то корейской похлебкой с креветками, шикарным бургером из «Мясной лавки». Все было вкусно и, что называется, классно. Потом еще побродили и выпили кофе на террасе «Хелло пипл».
Далее, прошлись мимо десятка других ресторанов, баров и кафе и вышли к самой Лесной, по которой теперь ходят роскошные трамваи. Модные стеклянные офисные здания, фонтан, галереи опять же разнообразных и дорогих ресторанов и кафе, Прекрасно вписавшаяся в этот антураж старая церковь.





И вот после всей этой лепоты, еще не выйдя из прямо волшебного пространства, мы вдруг разговорились о том, что пребываем в некой ловушке.
Началось с того, что одна дама заметила: «Все прекрасно, но почему они матом ругаются…» Это, было конечно, не о самом мате, а об уровне людей в этих роскошных заведениях, о том, что, научившись заказывать заморские блюда, есть ножом и вилкой, заучив пару десятков модных английских словечек, надев дорогие рваные джинсы, сев в шикарное авто, можно оставаться той же Эллочкой-людоедкой или тем же «мещанином во дворянстве».
Но с этого только все началось. А потом… Вдруг весь этот чудесный торгово-жующий городок, принятый поначалу, восторженно – мы явно перегнали Европу, в одну минуту превратился в "пир во время чумы", в обыкновенную жральню, на которую любопытно, но одновременно стыдно смотреть.
Нет, нет, это не левизна. Это уже многолетние сомнения определенной интеллектуальной части человечества по поводу того, что цивилизация и прогресс ведут нас по эволюционной лестнице вверх, а не вниз. Или как по другому поводу сказано у Бел Кауфман: «Верх по лестнице, ведущей вниз».
О больших проблемах общества потребления еще в первой половине XX века писал тот же Эрих Фромм («Иметь или быть»», «Человек одинок», «Бегство от свободы»): отчуждение себя от мира, одиночество, потеря индивидуальности, трудности и примитивный уровень общения, страх потеряться в пространстве свободного времени. Человек становится слугой того мира, который он сам и создал, хозяином своих поступков; наоборот — эти поступки и их последствия подчиняют его себе, им он повинуется и порой даже превращает их в некий культ.
Рискну привести одну длинную цитату.

«Потребление у нас — прежде всего удовлетворение искусственно созданных прихотей, отчужденных от истинного, реального нашего «я».
Мы едим безвкусный малопитательный хлеб только потому, что он отвечает нашей мечте о богатстве и положении — ведь он такой белый и свежий. На самом деле мы питаемся одной лишь игрой воображения, очень далекой от пищи, которую мы пережевываем. Наше нёбо, наше тело выключены из процесса потребления, в котором они должны бы быть главными участниками. Мы пьем одни ярлыки. Откупорив бутылку кока-колы, мы упиваемся рекламной картинкой, на которой этим же напитком упивается смазливая парочка…
Первоначально предполагалось, что, если человек будет потреблять больше вещей, и притом лучшего качества, он станет счастливее, будет более удовлетворен жизнью. Потребление имело определенную цель — удовольствие. Теперь оно превратилось в самоцель.
Акт покупки и потребления стал принудительным, иррациональным — он просто самоцель и утерял почти всякую связь с пользой или удовольствием от купленной вещи. Купить самую модную безделушку, самую последнюю модель — вот предел мечтаний каждого; перед этим отступает все, даже живая радость от самой покупки.
Отчуждение в области потребления охватывает не только товары, которые мы покупаем и используем; оно гораздо шире и распространяется на наш досуг. А как же может быть иначе? Если в процессе работы человек отчуждается от дела рук своих, если он покупает и потребляет не только то и не только потому, что вещи эти ему действительно нужны, как может он деятельно и осмысленно использовать часы своего досуга? Он неизменно остается пассивным, отчужденным потребителем. С той же отстраненностью и безразличием, как купленные товары, «потребляет» он спортивные игры и кинофильмы, газеты, журналы, книги, лекции, картины природы, общество других людей. Он не деятельный участник бытия, он хочет лишь «ухватить» все, что только можно,— присвоить побольше развлечений, культуры и всего прочего. И мерилом оказывается вовсе не истинная ценность этих удовольствий для человека, но их рыночная цена».

Не знаю точно, когда Фромм написал этот актуальный, нестареющий текст, но у нас это было переведено в 1966 году. Сейчас, смею напомнить, 2019, и проблемы увеличились в разы. Прибавьте к этому Интернет, все эти гаджеты, позволяющие ничего не запоминать, не готовить еду, а заказывать ее на дом, заменившие живое общение и так далее, и тому подобное.



Нынешняя молодежь намного больше зависима от моды, рекламы, чужого мнения. Пиктограммы, вытесняющие слова, постоянное самолюбование в инстаграме, современная «наскальную живопись» в виде модных тату (еще недавно удел маргиналов, сегодня – норма; некоторые нормы вообще изменились до неузнаваемости). Все это лишь немногие, видимые признаки деградации.

… Увы, пост затянулся. Не формат. Пора заканчивать. Ну тогда еще немножко мультиков (а не дебильных аниме). Про то, к примеру, что денег много не бывает.



И чем все закончилось?



Ну и напоследок из бессмертного Райкина:



PS
В ту субботу я пришел домой энергетически обесточенный.
Читаю книгу «Два крыла» (Марина Цветаева глазами ее детей: Ариадны Эфрон и Георгия Эфрона). И не устаю ужасаться - какая же трагическая судьба всей этой семьи: Марина Ивановна повесилась, ее муж, Сергей Эфрон, расстрелян, дочь Аридна получила 8 лет лагерей, муж дочери Самуил Гуревич расстрелян, младшая дочь Цветаевой, Ира, умерла в сиротском приюте, сестра Анастасия отсидела 10 лет, да еще и лет пять находилась в ссылке, любимый сын Георгий, в 19 лет, погиб в первом же своем бою на фронте.



Какой-то кошмар! А ведь все могло бы быть иначе, если бы не ностальгия по Родине, не тот самый пресловутый «куст рябины», не желание «жить в новой России». Хотя, это, конечно, было желание Сергея Эфрона. А Цветаева снова, во второй раз, как жена декабриста, последовала за мужем. Хотела ли? Вряд ли. Да, и куда ехать – туда, где твоя младшая сестра только что, в 1937 году, арестована и осуждена на многолетний срок? Марина Ивановна назвала дочь Ариадной, но Аля не стала путеводной нитью, выводящей из пещеры, спасающей от Минотавра, наоборот, она прямехонько прокладывала маршрут для семьи в его пасть (Ариадна Эфрон первой уехала в СССР).
Если бы не Эфроновские увлечения евразийством, потом марксизмом, потом чекизмом, они, возможно, эмигрировали бы в Америку или участвовали в движении Сопротивления, но необязательно бы все погибли. Но они вернулись на родину – Эфрон с дочерью, поверившие в светлое будущее СССР, и Цветаева с сыном, который тоже был заражен левыми идеями и старался полюбить новую для себя страну, но всю жизнь любил только Францию.
Я уже зачитывал как-то фрагменты из письма Мура мужу сестры Самуилу Гуревичу (он же по-домашнему Муля), который был его единственной поддержкой и авторитетом. Но вот еще фрагмент из того же письма января 1943 года, когда младший Эфрон узнал, что его не возьмут в военное училище, а пошлют в трудовую армию, в которую преимущественно посылают неблагонадежных и уголовников:

«…меня, роковым образом, постигло то, чего я так боялся, ненавидел и старался избежать: злая, чуждая, оскаленная «низовка» - низовка тяжелого труда, дикости, грубости, низовка страшной отдаленности от всего того, что я любил и чем жил. Прощай, музыка, прощай литература, прощай образование: завод, полевые работы, грубость и вонь, грязь и глупость – вот теперь мой удел.
…Я ненавижу грязь – и уже вижу себя в разорванном завшивленном ватнике, в дырявых башмаках, бывшими когда-то заграничными туфлями (подарок Толстых). Я ненавижу грубость – и уже вижу себя окруженным свиными рылами уголовников и шпаны. Я жду издевательств и насмешек; ибо сразу увидят, что я не похож на других, менее, чем другие, приспособлен к различным трудностям, сразу увидят, что я слаб физически, сразу обнаружат тщательное скрываемое внутреннее превосходство – и всего этого не простят. Я ожидаю самого худшего. Но я не сдамся…
…Бог ведает, когда я вернусь из этой трудармии и, главное, в каком виде и состоянии. Не по мне такая жизнь. Я боюсь, что предстоящее испытание сильно меня покалечит физически и, испортит морально».

Бедный мальчик, всем своим существом влюбленный в гуманитарную культуру, пропитанный европейской цивилизацией. Что ему пришлось пережить, через чего пройти – потом все его опасения по поводу трудармии подтвердятся.
…Но какая все-таки каша была в его умной и рациональной голове! (Да не только у него одного). В 40-м году, когда арестовали сестру и отца, против которых дали показания люди, (некто «Львовы и Алешка», на самом деле сослуживцы отца, родители его единственного друга Митьки и их старший сын, с которыми они делили одну дачу в Болшеве), на которых дали потом показания Аля и Сергей Эфрон, что те вели «антисоветские разговоры». Их тоже арестовали. Мур считал это правильным и справедливым – они виноваты. Но удивлялся, как же отец, сам чекист, и Аля, «имеющая отношение к органам», не донесли на Львовых. Да, спорили с ними, были не согласны, но не донесли. Это же недоносительство, а там недалеко и до укрывательства. Это тяжелые преступления. (Правда, через несколько лет он уже многое стал понимать).
Страшное время! Покалечившее психику, изменившее сознание и надломившее многих достойных людей. Но этого не смогут понять те, для кого эти годы ассоциируются лишь с построением Днепрогэса и Магнитки, а потом случилась Великая Победа.

Символы мира

Символы - сильная штука. Ну вроде бы ничего практического – обмен ритуальными знаками, жестами и тому подобным, но бывает, что именно они определяют ход истории.
Когда-то американские колонисты и индейцы курили совместно «трубку мира», тем самым проявляя доверие к друг другу и подтверждая договоренности.
Самым, наверное, запоминающимся послевоенным символом, стало коленопреклонение канцлера ФРГ Вилли Брандта у мемориала погибших евреев в Варшавском гетто. Это было подлинным покаянием от имени немецкого народа за Холокост.



Настоящий мир между Израилем и Иорданией наступил тогда, когда король Хусейн прибыл на похороны Ицхака Рабина, президента Израиля, убитого еврейским экстремистом. Он не просто приехал, но и произнес над гробом прочувственную речь, полную добрых слов по отношению к усопшему. Обращаясь к вдове, он сказал: «Сестра моя, Леа Рабин, друзья, я никогда не думал, что так буду оплакивать своего брата, коллегу и друга».



Примерно в это же время - середина 90-х – происходили события в Северной Ирландии, когда был подписан договор о разоружении ИРА (Ирландская республиканская партия, использовавшая террор в борьбе против Англии за независимость Северной Ирландии). Питер Робинсон (представитель Британского правительства) и его первый заместитель, один из бывших лидеров ИРА, а теперь глава националистической партии "Шинн Фейн", Мартин Макгинесс, работая вместе, никогда не обменивались рукопожатием. И вот в 2010 году произошел большой скандал – жена Робинсона была замешена в финансовых махинациях, мало того, еще передавала деньги своему 19-летнему любовнику. После этой истории Макгинесс, выражая свое сочувствие Робинсону, протянул ему руку – тот ее пожал. И уже через два года, в ходе своего визита в Ольстер королева Великобритании встретилась с Макгиннесом, что было расценено, как символ окончательного примирения между роялистами и борцами за независимость страны от Великобритании.



Что могло бы стать символом мира между современной Россией и Украиной?
Меня не отпускает Сурковский текст о «Долгом государстве Путина». И уже не с точки зрения геополитики, политологии и конспирологии. А с психологической, если так можно сказать. Сейчас, когда прошло пару дней, хочется все же задать вопрос – что это было? Из всех возможных версий я выбираю одну – с автором что-то случилось, он потерял возможность адекватно оценивать собственные мысли и их последствия, он стал заложником интеллектуально-литературных амбиций, жертвой того образа, который нарисовали и его поклонники, и противники, сходившиеся во мнении, что Сурков очень умный, талантливый, таинственный и необычный. Вот он и выдал «на гора». Ну не может такой человек написать обычный текст. Художник априори провокативен, также, как и политик, тем более, пиарщик. Но они управляют своей провокацией, понимают – зачем она, для чего, и какую реакцию должна вызвать. В этот раз, по-моему, перебор: такое впечатление, что провокация стала неуправляемой.
Ведь что произошло? Вячеслав Юрьевич по существу легализовал все либеральные клише: народ у нас только с царем в голове, к демократии не пригоден, к торговле тоже, хорошо умеет исключительно воевать; он не просвещен, но сердцем чует, «глубинными» инстинктами. Но, если для либералов все это было со знаком минус, и их обвиняли, что они шельмуют наш замечательный народ, который не хуже других, приписывают ему какие-то варварские черты и примитивные реакции. А либералы добавляли, что эта ментальность все же изменчива, и предлагали всякие наивные панацеи типа просвещения и местного самоуправления. То по Суркову - все фатально, потому что и так хорошо: народ прост, но в этой глубинной простоте мудр. Поэтому ему не нужно лишних "премудростей". Более того, это пример для остальных: как можно избежать всякие необязательные демократические институты, выйти из зоны политического лицемерия, не усложнять себя жизнь, сведя ее до прямой связи народа с властителем. Вне всяких посредников. Он начал русскую историю с второй половины 15 века (повторяю, пропустив и принятие христианства, и Орду), с Ивана III, а закончил … Иваном IV "Нордическим".
В статье Суркова возможен еще один смысл, но о нем мне даже не хочется говорить, и в него я не хочу верить. Тем более, как в главный. Хотя определенные основания есть, и мы о них периодически говорим.
Вскоре Путин выступит с Посланием к Федеральному собранию. Вот и посмотрим – или со стороны Суркова это была такая «медвежья услуга» (что мне представляется реальнее всего), и от него и его "простых" мыслей открестятся, он будет так или иначе негласно объявлен «Гессом», перегревшимся на солнце на почве любви к «фюреру» и ослепленный видениями «тысячелетнего Рейха», или все еще более запущено, чем я предполагал.
Клод Леви-Стросс делил общества на «холодные» и «горячие». «Холодные» не дают возможности историческим факторам определяюще воздействовать на свое развитие, а «горячие», наоборот, превращают историю в инструмент развития. Стросс еще называет «холодные общества» мудрыми, ибо они не дают возможности прошлому повлиять на устойчивость нынешнего общества: все поняли о себе, добились консенсуса, успокоились, живем дальше – здесь и сейчас. Правда, у этой медали есть обратная сторона. Ведь «холодные», «замерзшие» общества могут быть и авторитарно-тоталитарными – тогда они оказываются в определенном смысле вне исторического сознания. Не то, чтобы в забвении чего-либо, а просто в другой памяти. Культуролог Ян Ассман так и считал, что по типу «холодных» и «горячих обществ» существует «холодная» и «горячая память». «Холодная память» консервирует даты, имена, лишая их особого значения для современности. «Холодная память» оставляет прошлое на откуп истории и историкам, «горячая» делает его предметом политики.
Россия нынче - «горячее общество» с «горячей памятью». Здесь по-прежнему вызывают не столько дух, сколько духов истории, приглашают их в качестве суда присяжных и растаскивают по сторонам защиты и обвинения. Этих духов не столько чтят и изучают, сколько им козыряют и используют. Прошлое сразу же обрастает мифами, порой превращаясь в исторические комиксы.
Вот они-то и становились в последнее время не раз предметом нашего бесполезного обсуждения и бессмысленных споров. Ибо борьба мифов, к сожалению, антагонистична. Миф позволяет иметь только один угол зрения. Миф - это раз и навсегда, только так, а не иначе. Порой он не отменяет факт, а напротив, наполняет символическим, культовым смыслом. Такой мифологизированный факт либо обожествляет, либо демонизирует. В этой точке мир поделен только на две части: очень темную и очень светлую. Миф не нужно осмыслять, его надо отчеканивать. Он определяет, кому появиться на авансцене, а кому стать задником истории. Закроешь глаза, и увидишь хоть «сны Веры Павловны», хоть маниловские грезы, а то и с «чудовищем» повстречаешься…
Я часто слышу за последнее время – измельчала страна, измельчали люди, нам нужны герои. Говорят, Россия не может без героики, она зачахнет, превратится в среднеевропейскую скучную страну, потеряет себя и свою идентичность. А она страна адреналина, ратного подвига, ярких крайностей. Живет тяжело, но не скучно.
В пьесе «Жизнь Галилея» (написана в 1938—1939 годах) Бертольда Брехта есть такой диалог:

«Андреа: Несчастна та, страна, у которой нет героев...
Галилей: Нет! Несчастна та страна, которая нуждается в героях».

Имелось в виду: если стране нужны герои, значит у нее не все в порядке; герои призываются в беспокойное время тогда, когда плохо, чтобы исправить положение.
Так нужны ли России сегодня герои? Если да, кто они и в чем их миссия? Или россиянам как раз нужна дегероизация, попытка научиться жить обыденно, размеренно, безопасно, без фанаберий и мифического полета, получая удовольствие от простых, человеческих, земных радостей?

Profile

lev_56
Вообще и в частности

Latest Month

July 2019
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow