Category: кино

Дело Дрейфуса: защита чести против чести мундира



30 января или 6 февраля в России состоится премьера фильма Романа Полански "Офицер и шпион" о знаменитом деле Альфреда Дрейфуса. Это видео, если угодно, для тех, кто хотел бы узнать исторический контекст еще до просмотра фильма.

Новогоднее поздравление с послесловием и анонсом



Итак, закончились "Пламенные провокаторы", начинается сериал - "Предательство и преданность". Но уже после нового года. Не уверен, что буду ставить это параллельно в ЖЖ. Так что, кому было интересно, подписывайтесь на канал в ютубе.

А здесь, если есть желание - выскажете свои пожелания, покритикуйте, скажите, может быть, и добрые слова.

И всех - с Новым годом!
Пусть он будет мирным, добрым и удачливым!!!

Пламенные провокаторы



Дорогие друзья, я решил создать свой канал на youtube, на котором хочу рассказывать всякие "исторические истории". Ну не всякие, конечно, а со смыслом.)
Первая серия, которая будет состоять из 8-10 роликов, называется "Пламенные провокаторы". Записано уже шесть роликов: о Гольденберге, Дегаеве, Азефе, Богрове, Гапоне и Малиновском. С завтрашнего дня начну их ставить. На видео - анонс этого минисериала.
Потом, вероятно, мы подискутируем на тему предательства. Думаете, нет темы для дискуссии? На мой взгляд, есть. О предательстве, как смене убеждений, подчас смене стереотипов. О том, что «иногда предатель - это человек, у которого хватило смелости что-то поменять…» (Амос Оз). Но это потом. Это не об "антигероях" минисериала о "пламенных провокаторах".
Конечно, есть пока проблемы - привыкаю к глазку видео. Но главное - технические: кое-где приходится что-то монтировать, склейки, наверное, еще довольно грубые, нет нарезки-трейлера. Хотя, в основном, все снимается одним дублем. Постепенно, от серии к серии, буду, надеюсь, становится похожим на себя)
Что ж - предлагаю "заходить на мой ютуб канал, ставить пальцы вверх, "жмакать на колокольчик"))))))) (Подслушал у одного блогера). Но, честно, буду благодарен, если вы станете распространять эти ролики, м.б., оставлять ссылку у себя у фейсбуке. Естественно, жду ваших комментариев. Лучше на Youtube - буду отвечать, как обычно делал здесь. Ну, или кому удобнее, по-прежнему в ЖЖ.
Спасибо.
Рад новой встречи.
Соскучился.)

«Американский палач», 2019 год. (Суд в прямом эфире).

Мужчина средних лет захватывает в заложники двух человек – старика и владельца небольшого ремонтного бизнеса. Он помещает их в подвал, специально оборудованный для видеосъемки, и начинает транслировать в прямом эфире в интернете все, что там происходит. Он мучает, пытает и убивает одного из заложников, а второго, старика и, как оказалось, бывшего судью (которого играет Дональд Сазерленд), сам начинает судить. Точнее, обвинять. А судить он предлагает смотрящий его прямой эфир многотысячной аудитории.



Американцы (канадцы) продолжают рефлексировать на тему справедливости, закона и судебной ошибки. А также по поводу качества самой правоохранительной системы. В этот раз это попытка привлечь к прямому разговору большую часть штата, где есть смертная казнь, сделав их сотнями тысяч присяжных заседателей, выносящих вердикт, а затем наблюдающим приведение приговора в исполнение.
В очередной раз подумалось, смотря подобного рода кино, что, если обычно, сюжеты подсказывает жизнь, то в последние годы зачастую их подсказывает кинематограф. И в этом его ответственность – где гарантия, что, посмотрев этот фильм, кто-то другой, реальный человек, а не вымышленный персонаж, не захочет таким образом привлечь внимание к себе и к своим проблемам?

«Игра разумов», 2019 год

Два человека разных судеб: сэр Джеймс Огастес Генри Мюррей, британский лексикограф, редактор «Нового словаря английского языка» (впоследствии получившего известность под названием «Оксфордский словарь английского языка») и Уильям Честер Майнор – бывший капитан американской армии, психопат и убийца, который также внес огромный вклад в составлении словаря.
Мюррей будет посвящен в рыцари, Майнор будет освобожден по приказу тогдашнего министра иностранных дел Черчилля, депортирован в США и умер в лечебнице для душевно больных.
Это подлинная история двух гениальных лингвистов, ставших друзьями и соратниками. И эта исключительно драматическая история практически без искажений передана в фильме «Игры разумов».



Фильм замечательный. Он по-настоящему гуманистичен и, если так можно сказать, очень душевный и культурный.
Вот цитата из Майнора: «Чтение – свобода! …Когда я читаю, за мной не гонятся, когда я читаю, я сам отправляюсь в погоню за богом».
Фильм назван «Игра разумов», я бы назвал его «Игрой чувств». Очень сильных чувств, скорее, страстей наивысшего накала.
И, конечно, его стоит посмотреть хотя бы из-за выдающейся игры Шона Пенна. Мэл Гибсон, играющий профессора Мюррея - хороший актер и хорошо играет. Но диапазон его роли, возможно и актерского дарования немного ограничен, тогда как у Пенна, играющего сумасшедшего гения Майнора, возможности безграничны. (Он бы, к слову, мог гениально сыграть Льва Толстого).
Пенн всегда нравился мне, как разноплановый актер, теперь же, после этой роли, я могу сказать - это один из самых великих актеров, которых я когда-либо видел. И у меня нет сомнений, что это будущий лауреат «Оскара» за 2019 год. Лучше сыграть невозможно.
Что еще добавить? Кастинг, костюмы – все идеально, все подлинно. Как в лучших английских фильмах (в данном случае, ирландских).
И, пожалуй, то, что я написал какой-то казенный отклик – фильм намного ярче. Внутри много прекрасных посылов. Они не скрыты, их не надо расшифровывать. Они очевидны. Но эта ясность совсем его не портит. Чистая драматургия. Хотя и линейная)
Рекомендую.

Как надо говорить о войне?

Я тут пересматривал отрывками последний фильм Петра Тодоровского «Риорита». Он сам, участник войны, ставивший фильмы не столько о войне, сколько о любви (тот же «Анкор, еще анкор!»), говорил, что в этом фильме все же решился рассказать о том, что на самом деле случалось на той войне. И вместил в «Риориту» все – и как жили под немцами, и как потом к тем, кто оказался в оккупации, относились, как НКВД расстреливала провинившихся перед строем, как отдельные солдаты мародерствовали, насиловали немок, стреляли друг в друга, устраивали самосуд, линчуя своих же.
В том отрывке, что я предлагаю посмотреть с 1: 10: 15 по 1:20:25, все очень концентрировано показано.



Только что прошло празднование 9 мая. Пару дней назад я посмотрел «Братство» Лунгина, похвалив его за антивоенный характер картины. И вот в продолжение темы – как надо говорить о той войне?

1.Акцентируя внимание на подвигах, героизме, чтобы воспитывать патриотизм
2.Акцентируя внимание на ее аморальности и преступности, дабы воспитывать антивоенный дух
3.Рассказывая правду, но придерживаясь дисбаланса в сторону героизма (позитив всегда важнее).
4.Рассказывая правду, но придерживаясь дисбаланса в сторону «ах война, что ты сделала, подлая» (в данном случае важно развеивать мифы и не романтизировать войну)
5.Надо говорить и про то, и про другое – как было на самом деле, с разных сторон (не идеализируя и не демонизируя)
6.Лучше вообще поменьше говорить, оставив уже тему Великой Отечественной войны историкам

«В погоне за Бонни и Клайдом», 2019 год

Прекрасная идея фильма и отличное исполнение. Идея в том, что герои - это не убийцы Бонни и Клайд, а два рейнджера, которые их выследили и застрелили. Самих Бонни и Клайд демонстративно не показывают крупным планом, только убитыми, о них рассказывается косвенно, не особо вдаваясь в психоанализ - почему они стали такими. Только про то, что в жизни бывает один очень важный поворот.
На переднем плане два престарелых полицейских из устраненной до того службы рейнджеров, которых была вынуждена призвать на помощь губернатор Техаса. Их предсказуемо хорошо сыграли Кевин Костнер и Вуди Харрельсон (что характерно, он родился в Техасе, а его отец был наемным убийцей, получивший два пожизненных срока за убийство окружного судьи).



Первый фильм о Бонни и Клайд вышел в 1967 году и стал культовым, как и они сами при жизни. Это был фильм о романтичной любви парня и девушки, которые грабили банки. Их представляли вроде как Робин Гудами. К слову, «Бонни и Клайд» был мой первый фильм, который я посмотрел на видео, по-моему, в 1979 году.



И вот справедливость восторжествовала – не только, потому что убийц наконец выследили, как хищных животных, заманили в ловушку и убили, а потому, что показали двух действительно благородных, хоть и очень жестких рейнджеров, избавивших Америку от романтизированного зла.
Очень умная и своевременная идея - пропагандировать правопорядок, но в образе вот таких полицейских, а не коррумпированных "ментов".

Дилемма вагонетки

Есть известный умозрительный тест. У вагонетки отказали тормоза, она мчится по рельсам и вот-вот толкнет и погубит пять человек. Эти пятеро обречены. Нажмете ли вы на рычаг, чтобы отправить тележку на другой путь, где погибнет только один человек?
60-70% людей стабильно отвечают утвердительно. Но вот сценарий меняется: а если вам надо лично толкнуть человека на рельсы, чтобы остановить вагонетку? Здесь уже вдвое меньше готовы на это. Естественно, вступает в силу психология личной вовлеченности.
…Я очень хорошо помню, еще в советское время клубное обсуждение фильма Золтана Фабри «Пятая печать». Я как-то писал о нем: в конце войны нескольких престарелых обывателей, тихо выживавших в эти тяжелые времена, неожиданно вызывают в гестапо и требуют в знак лояльности, и чтобы их отпустили, дать пощечину подвешенному на крюке и уже умирающему от пыток коммунисту. И выясняется, что они не могут этого сделать. Только один, часовщик, превозмогая себя, дотрагивается до заключенного, но в конце фильма выясняется, что у него дома прячутся еврейские дети, которых он переправляет в безопасное место, поэтому должен быть там.
Так вот, во время обсуждения фильма мой друг решительно заявил, что для него нет выбора – он лично не сможет нажать на кнопку, в результате которой погибнет человек, даже, если этим он спасет большее количество людей, да хоть все человечество, не возьмет на себя такую ответственность, не «испортит карму». Подавляющее же большинство были готовы пожертвовать меньшим ради спасения большего.
Итак, понимая, что все подобные вопросы умозрительны, тем не менее, если принципиально:
1.Вы готовы пожертвовать одним человеком, ради спасения, пяти?
2.Или все зависит от количество спасенных и собственной вовлеченности?
3.А если жертва – взрослый мужчина, а спасенные - женщины и дети?

Умер Марлен Хуциев

Марлен Хуциев снимал редко, но метко. Как Алексей Герман. Каждый его фильм запоминался и не был проходным: "Весна на Заречной улице", "Два Федора", "Застава Ильича", "Июльский дождь", "Был месяц май". Все выдающиеся по-своему фильмы. В российское время почти ничего не снимал, попытался стать во главе кинематографа - не вышло одолеть Никиту Михалкова. Долго работал над фильмом, который должен был выйти в этом году (уже закончен): думали, на каком кинофестивале его показать. Не успел. Фильм называется "Невечерняя" - о встречах и беседах Льва Толстого и Антона Чехова.
...Я его иногда встречал в районе Тишинки - видимо недалеко жил, с авоськой в местном "Перекрестке" - очень старенький, аккуратно и по-советски одетый, совсем не звездный. Я всегда с ним здоровался по имени и отчеству. (Так у меня было еще только с Сергеем Юрским, которого я тоже изредка встречал а районе театра Моссовета). Он отвечал с легкой стесняющейся улыбкой.

Рожденные в мифе

Я когда-то уже писал о мифе, как части истории, о мифе, который может сплачивать, а может развращать. Собственно, о мифозависимости я написал в предыдущем посте. Но, видимо, недостаточно. Поэтому повторюсь.
Россия уже долгое время находится на очередном витке мифологизации исторического сознания. Вероятно, это как-то оформилось в идеологию после того, как «сверху» прозвучал тезис о «непрерывности истории», и наши люди начали снова, с одной стороны, «искать позитив», с другой – виновных в наших прошлых и нынешних бедах. Снова, в первую очередь, ГОРДИТЬСЯ историей страны, а не ЗНАТЬ ее. (Опять же, лучше всего это не противопоставлять, а согласовывать, но пока не получается). Как и во времена Чаадаева, главным оказалось - не любить ИСТИНУ, а любить РОДИНУ. Которую, как говорил первый русский философ, нельзя по-настоящему любить с закрытыми глазами. Зато в мифе жить легче, безответственнее. Хотя сомневаюсь, что именно из гуманных и психотерапевтических побуждений людей пичкают «успокаивающим» их враньем. Так легче ими управлять. И, конечно же, легче переносить собственные невзгоды, зная, что виноват не ты сам, а кто-то чужой - враг. И этот враг никогда не дремлет. И так было всегда.
Миф – конечно, цельная штука. С ним легко и надежно. С правдой - сложно и не гарантированно. Так что же - воспитывать миф или говорить правду? Миф, который вроде как гипсует раны, или правду, которая, как гомеопатия, сначала ухудшает состояние, а только потом исцеляет. (Хотя кто-то вообще в нее не верит). По мне так «лучше помучиться», но быть здоровым. Но рожденные в мифе, его никогда не покинут, если только не окажутся в другом мифе. Это как люди, склонные к сектантству – не важна, какая секта, главное –также фанатично верить, отбрасывая, яростно отбрасывая, все смущающее.
Миф нужен, чаще всего не самодостаточному человеку. Как ребенку сказка на ночь, без которой он не заснет. Как многим религиозным людям, которые верят, по традиции, и чтобы преодолеть страх и неуверенность, а не потому что на них сошла благодать.
Как рождаются мифы? Хорошо это или плохо? Надо ли за них держаться, или все-таки истина дороже? Казалось бы, риторические вопросы, тем не менее, технология рождения и роль мифа не так однозначна. С одной стороны, миф, конечно, разновидность обмана. С другой, он, как легенда, как притча, рождается из народных представлений о том, как должно быть, рисует некий идеал своего желания, своего понимания справедливости. В мифе можно черпать силы, миф, как и надежда, покидает человека последним, как капитан тонущий корабль.
Но миф может рождаться и умыслом власти, преследующей как патриотические, так и конъюнктурные политические цели. Так что надо различать миф - как подлог, и миф, как вынужденная неправда. Миф может превратиться в циничную и корыстную ложь, а может и в благородную легенду. В мифах можно найти как забвение, так и ресурс для сопротивления. Короче говоря, вопрос в том, кто его составитель, и каковы его мотивы.
В романе «Отягощенные злом» братья Стругацкие пересказывают любопытный исторический анекдот. Мол, во время кремлевского просмотра только что законченного фильма «Незабываемый 1919» лицо Сталина вызывало у присутствовавших все большую тревогу. Киношный Ильич озабоченно суетился и рекомендовал всегда и постоянно обращаться за советом к будущему «отцу народов», а тот выдавал «на гора» единственно правильное решение. Но вождь был явно чем-то не доволен. Когда фильм закончился, Сталин произнес всего одну фразу: «Не так все было. Совсем не так» - и вышел из зала. Гроза, тем не менее, миновала: фильм с успехом прошел по экранам страны и получил все причитающиеся премии.
Эта история – сама по себе похожая на маленький миф – ярко иллюстрирует отношение власти к исторической мифологии. «Государственный заказ» на мифы существовал на протяжении всей русской истории, ведь правда, как правило, оказывается куда менее удобной в пользовании. Мифотворцы трудились на славу: их творения проникали в сознание порой настолько глубоко, что даже участники описываемых событий нередко действительно забывали, как все было на самом деле. Известно, например, что после выхода на экраны картины Сергея Эйзенштейна «Октябрь» участники штурма Зимнего дворца вспоминали события октября 1917 года ровно так, как это было изображено в фильме. И это был не единственный подобного рода случай.
Я не буду еще раз перечислять основные и менее известные советские мифы, чтобы особо не раздражать мифозависимых. Многие мифы и поныне живут в сознании большинства людей. Как детские книжки с цветными картинками. Если им легче ориентироваться в королевстве кривых зеркал, то пусть так и будет. Только вот агрессия совсем не к лицу, даже искаженному этими зеркалами.