Category: медицина

Импортные подгузники попали под запрет

Правительство запретило больницам закупать импортные бинты, подгузники и силиконовые грудные экзопротезы.
В постановлении, которое размещено на официальном сайте кабинета министров, перечень изделий, при выборе которых нужно отдавать предпочтение отечественным товарам, пополнился 14-ю позициями. В нем появились: аппараты искусственной вентиляции легких, ингаляционного наркоза, эндопротезы суставов конечностей, костыли, ортопедическая детская обувь и различные наборы биохимических реагентов. В сообщении на правительственном сайте утверждается, что аналоги каждого из этих медицинских изделий производятся в достаточном объеме, не менее чем двумя российскими компаниями.

Вообще-то я понимаю, что надо поощрять отечественного производителя. Но ведь не за счет здоровья своих же граждан. Я, к при меру, о тех же протезах. Дайте льготы, рекомендуйте, но оставьте выбор, оставьте конкуренцию.
Не удивлюсь, если эти "не менее двух российских компаний" еще и аффилированы с кем-то из правительства.

Медицинский суверенитет?

Минздраву понравилась идея медучреждений, которые работают исключительно на российских лекарствах. Как сообщила вице-премьер Татьяна Голикова, правительство проанализирует предложения губернаторов запустить такие пилотные проекты в ряде регионов.
А это что такое? В чем смысл? Каковы мотивы? Будет дешевле, но сердитее? Или у нас уже есть аналоги всех важнейших лекарств, и они не хуже? Или это поддержка отечественного производителя за счет здоровья отечественного больного? Или мы готовимся к блокаде? Ведь есть отрасли – здравоохранение, в частности, где неважно, импортное или наше, главное, чтобы помогло.
Если кто-то мне объяснит, что могло понравится Минздраву, и чем руководствовались губернаторы, предлагающие подобное, буду признателен? Пытался понять их логику, не понял.

«Интеллигент не должен дудеть музыку революции»

Еще одна тема, которую мы поднимаем регулярно – это тема интеллигенции. Как и предыдущее высказывание Николая Тургенева о национальном духе мне кажется умным и взвешенным, так и мнение Умберто Эко о трудной и не всегда благодарной миссии (функции) интеллигента представляется заслуживающим размышления.

«Интеллигенция — категория очень зыбкая, что известно. Четче определима «функция интеллигенции». Эта функция состоит в том, чтобы критически выявлять то, что представляется посильным приближением к представлению об истине, — и осуществляться эта функция может кем угодно, даже аутсайдером, но когда этот аутсайдер мыслит о собственном существовании и суммирует эти мысли. И в равной степени с функцией интеллигента не справляется профессионал от литературы, если он реагирует на события эмоционально и не ставит рефлексию во главу угла.
Поэтому, как говорил Витторини, интеллигент не должен дудеть музыку революции. Не из-за того, что стремится уйти от выбора (он, кстати, вполне имеет право выбирать, но как индивидуум), а потому что для действия требуется устранять полутона и двусмысленности (такова незаменимая роль командующих фигур во всех процессах), а интеллигентская функция состоит, наоборот, в том, чтобы выпячивать двусмысленности и освещать их. Первейший долг интеллигенции — критиковать собственных попутчиков («мыслить» означает беспрестанно каркать и накаркивать). Бывает, что интеллигент в обществе выбирает молчание из-за боязни предать тех, с кем себя идентифицирует, и в убеждении, что при всех их мимолетных и несущественных огрехах в конечном счете они взыскуют верховного блага для всех. Это трагическое решение, и история знает немало примеров того, как люди шли на смерть, искали смерти (за дело, в которое не верили) исключительно потому, что полагали, что нельзя на место верности подставлять истину. На самом же деле верность — это моральная категория, a veritas — категория теоретическая.
Не то чтобы интеллектуальная функция была отделена от моральной. Решить осуществлять эту функцию — выбор моральный, точно так же, как моральным является решение хирурга взрезать живое мясо ради спасения чьей-то жизни. Но проводя сечение, хирург не должен расчувствоваться, в частности и тогда, когда вынужден, посмотрев, зашивать, потому что оперировать незачем. Интеллектуальная функция может привести человека к результатам эмоционально непереносимым, поскольку многие проблемы решаются только выводом, что они решения не имеют. Морален и последующий выбор: выразить ли свое заключение или замолчать его (может быть, в надежде, что заключение ошибочно). Такова трагичность положения тех, кто хотя бы на одну минуту берет на себя бремя «парламентера от человеческого рода»»

Умберто Эко «Осмысляя войну»

Ухо-глаз

Владимир Познер у себя в блоге вспомнил замечательный советский анекдот. Человек вбегает в поликлинику, подходит к медсестре и говорит: «Мне нужен врач ухо-глаз». Она говорит: «Такого врача нет. Есть ухо-горло-нос и есть глазник, то есть офтальмолог». «Не-не-не, мне — ухо-глаз». Ну, спорят, спорят. В конце концов, она говорит: «Послушайте, такого врача нет, я вам говорю. Но если бы он был, зачем вам нужен такой врач — ухо-глаз?» «Как зачем? Я все время слышу одно, а вижу-то совсем другое!»
Злободневно, не правда ли? Предлагаю также вспомнить советские анекдоты, которые сегодня звучат вполне себе актуально.

Что означает черно-желтое сочетание цветов по тесту Люшера

Моя хорошая знакомая, врач-психотерапевт, прочитав мой предыдущий пост, предложила: "Хочешь я скажу тебе, что обозначает сочетание черно-желтого по тесту Люшера?" Она имела в виду черно-желтый флаг - символ националистов, постоянно и в большом количестве присутствующий на "Русских маршах". Тест Люшера - это знаменитый психологический тест, который измеряет состояние человека по тому, какие цвета и в какой последовательности он выбирает. Специалисты верят "Люшеру" почти на 100%.

Так вот, если человек выбирает черно-желтое сочетание цветов, это означает: требование свободы действия, отвергание какого-то ни было контроль, кроме самоконтроля; сомнение, почти неверие, что в будущем положение станет хоть сколько–нибудь лучше (а эта отрицательная установка приводит к тому, что он лишь повышает свои притязания и отказывается от разумных компромиссов). Субъект, который выбрал такое сочетание цветов, оценивает актуальную ситуацию, как критическую или угрожащую. Ситуацию, требующую, на его взгляд, немедленного разрешения, что приводит к внезапным и опрометчивым решениям. Этот человек своеволен, отказывается слушать чьи-либо советы. Настаивает на том, что его цель реальная и упрямо к ней следует. Часто, несмотря на противодействие внешних обстоятельств. Нетерпим к слабостям других в своем узком кругу.

Вот приблизительно так. Если ставить предварительный "диагноз" по "тесту Люшера", то человек находится в данный момент в состоянии негативного фатального пессимизма, ощущения кризисности и даже угрозы. Упрямство, непризнание авторитетов, неприслушивание ни к чему постороннему мнению, отвергание чьего-либо контроля – все это типичные признаки бунтующего подросткового, пубертатного криза.

Транквилизаторы-наркотики

С сегодняшнего дня 21 успокоительный препарат из разряда транквилизаторов приравниваются к наркотикам. Что это значит? Это значит, что практически их смогут применять только в больницах. А так - использование их в  свободном полете может стать уголовно-наказуемым действием. Со всеми вытекающими последствиями. Поделился с знакомым успокоительным-снотворным - срок за распространение наркотиков. И это вряд ли бред. В список запрещенных препаратов попали такие популярные и привычные для многих граждан, особенно в возрасте, лекарства, как  фенобарбитал, который является активным веществом в валокардине, диазепам, феназепам, реланиум...
Получается, что если людям выписали этот препарат, и они ходят с ним постоянно - на всякий случай - надо иметь с собой свежий рецепт от врача. Так как  хранение "наркотиков", к слову, тоже запрещено.
Интересно, мнение врачей по этому поводу. И вообще,  как будут теперь  действовать врачи-психиатры, их-то спросили сначала? Наверное, вообще, страхуясь, не будут связываться с этими препаратами. Ограничатся душеспасительными беседами, лечебными травами, целительными процедурами, занятиями лечебной физкультурой.
Эх, прибавится теперь работы у "народных целителей"...     

Марсель Пруст - о неврозе и нервных людях

"Примиритесь с тем, что вас будут называть нервной. Вы принадлежите к блестящему и несчастному семейству, которое составляет соль земли. Все великое создано для нас нервными. Это они, а не кто-нибудь еще, заложили основы религий и создали изумительные произведения искусства. Мир так и никогда не узнает всего, чем он им обязан, а главное, сколько они выстрадали для того, чтобы всем этим его одарить. Мы наслаждаемся чудесной музыкой, прекрасными картинами, всем, что есть на свете изящного, но мы не знаем, что творцы расплачивались за это бессонницей, рыданиями, истерическим смехом, нервной лихорадкой, астмой, падучей, смертельной тоской…

Невроз - гениальный актер. Нет такой болезни, которую он не смог бы искуснейшим образом разыграть. Невроз может изобразить вздутие кишечника, как при запорах, тошноту, как во время беременности, аритмию, как при сердечных заболеваниях, озноб и жар, как у чахоточных. Если уж он способен обманывать врача, то обмануть больного ему ничего не стоит…

…без нервной болезни не бывает великих артистов, более того, - тут он многозначительно поднял палец, - не бывает и великих ученых. И еще: если у врача нервы всегда были здоровы, то он не может быть хорошим врачом, это исключено, в лучшем случае, из него выйдет посредственный врач по нервным болезням. Невропатолог, который не говорит много глупостей, наполовину вылеченный больной, так же как хороший критик –это поэт, переставший писать стихи, хороший полицейский –это вор, переставший воровать.

Я сумел бы вылечить вас от повышенной нервозности, но не стану ни за что на свете. Я буду повелевать ею – этого с меня довольно. Я вижу у вас на столе книгу Бергота. Если невроз у вас пройдет, вы разлюбите Бергота. Но какое я имею право обменять радости, какие он вам доставляет, на крепкие нервы, которые, конечно, ничем вас не порадуют? Да ведь эти радости сами по себе мощное средство, может быть, даже самое мощное. Нет, я не в претензии на вашу нервную систему. Я только хочу, чтобы она меня слушалась: я поручаю вас ей".

Марсель Пруст «У Германтов»

Скука и тоска

Я радовался, когда  во время учебы в Германии сын много читал. Понимал, что из-за не очень поначалу большой занятости, вакуума общения, и все же радовался. Хотя, когда человек читает хорошую книгу от скуки – жалко. Ибо скука все равно для убийства времени предназначена. И она бесплодна. Не откликнется. Collapse )