Category: мода

Ловушки потребления

В субботу я посетил модный рынок «Депо» (я, по-моему, о нем писал), что между Миуссами и Лесной улицей – очень крутое место: десятки кафе, забегаловок, ресторанчиков, представляющих все кухни мира, магазины и лавочки, и, собственно, сам – роскошный, дорогой рынок. Сотни людей, может больше. Все ходят-бродят, едят, пьют, фотографируются. Около «Депо» запаркованы шикарные автомобили – просто какое-то Монте-Карло.)



Мы присели за свободный столик и перекусили, кто чем – салатом из сладких бакинских помидоров с сыром из «Бакинского дворика», какой-то корейской похлебкой с креветками, шикарным бургером из «Мясной лавки». Все было вкусно и, что называется, классно. Потом еще побродили и выпили кофе на террасе «Хелло пипл».
Далее, прошлись мимо десятка других ресторанов, баров и кафе и вышли к самой Лесной, по которой теперь ходят роскошные трамваи. Модные стеклянные офисные здания, фонтан, галереи опять же разнообразных и дорогих ресторанов и кафе, Прекрасно вписавшаяся в этот антураж старая церковь.





И вот после всей этой лепоты, еще не выйдя из прямо волшебного пространства, мы вдруг разговорились о том, что пребываем в некой ловушке.
Началось с того, что одна дама заметила: «Все прекрасно, но почему они матом ругаются…» Это, было конечно, не о самом мате, а об уровне людей в этих роскошных заведениях, о том, что, научившись заказывать заморские блюда, есть ножом и вилкой, заучив пару десятков модных английских словечек, надев дорогие рваные джинсы, сев в шикарное авто, можно оставаться той же Эллочкой-людоедкой или тем же «мещанином во дворянстве».
Но с этого только все началось. А потом… Вдруг весь этот чудесный торгово-жующий городок, принятый поначалу, восторженно – мы явно перегнали Европу, в одну минуту превратился в "пир во время чумы", в обыкновенную жральню, на которую любопытно, но одновременно стыдно смотреть.
Нет, нет, это не левизна. Это уже многолетние сомнения определенной интеллектуальной части человечества по поводу того, что цивилизация и прогресс ведут нас по эволюционной лестнице вверх, а не вниз. Или как по другому поводу сказано у Бел Кауфман: «Верх по лестнице, ведущей вниз».
О больших проблемах общества потребления еще в первой половине XX века писал тот же Эрих Фромм («Иметь или быть»», «Человек одинок», «Бегство от свободы»): отчуждение себя от мира, одиночество, потеря индивидуальности, трудности и примитивный уровень общения, страх потеряться в пространстве свободного времени. Человек становится слугой того мира, который он сам и создал, хозяином своих поступков; наоборот — эти поступки и их последствия подчиняют его себе, им он повинуется и порой даже превращает их в некий культ.
Рискну привести одну длинную цитату.

«Потребление у нас — прежде всего удовлетворение искусственно созданных прихотей, отчужденных от истинного, реального нашего «я».
Мы едим безвкусный малопитательный хлеб только потому, что он отвечает нашей мечте о богатстве и положении — ведь он такой белый и свежий. На самом деле мы питаемся одной лишь игрой воображения, очень далекой от пищи, которую мы пережевываем. Наше нёбо, наше тело выключены из процесса потребления, в котором они должны бы быть главными участниками. Мы пьем одни ярлыки. Откупорив бутылку кока-колы, мы упиваемся рекламной картинкой, на которой этим же напитком упивается смазливая парочка…
Первоначально предполагалось, что, если человек будет потреблять больше вещей, и притом лучшего качества, он станет счастливее, будет более удовлетворен жизнью. Потребление имело определенную цель — удовольствие. Теперь оно превратилось в самоцель.
Акт покупки и потребления стал принудительным, иррациональным — он просто самоцель и утерял почти всякую связь с пользой или удовольствием от купленной вещи. Купить самую модную безделушку, самую последнюю модель — вот предел мечтаний каждого; перед этим отступает все, даже живая радость от самой покупки.
Отчуждение в области потребления охватывает не только товары, которые мы покупаем и используем; оно гораздо шире и распространяется на наш досуг. А как же может быть иначе? Если в процессе работы человек отчуждается от дела рук своих, если он покупает и потребляет не только то и не только потому, что вещи эти ему действительно нужны, как может он деятельно и осмысленно использовать часы своего досуга? Он неизменно остается пассивным, отчужденным потребителем. С той же отстраненностью и безразличием, как купленные товары, «потребляет» он спортивные игры и кинофильмы, газеты, журналы, книги, лекции, картины природы, общество других людей. Он не деятельный участник бытия, он хочет лишь «ухватить» все, что только можно,— присвоить побольше развлечений, культуры и всего прочего. И мерилом оказывается вовсе не истинная ценность этих удовольствий для человека, но их рыночная цена».

Не знаю точно, когда Фромм написал этот актуальный, нестареющий текст, но у нас это было переведено в 1966 году. Сейчас, смею напомнить, 2019, и проблемы увеличились в разы. Прибавьте к этому Интернет, все эти гаджеты, позволяющие ничего не запоминать, не готовить еду, а заказывать ее на дом, заменившие живое общение и так далее, и тому подобное.



Нынешняя молодежь намного больше зависима от моды, рекламы, чужого мнения. Пиктограммы, вытесняющие слова, постоянное самолюбование в инстаграме, современная «наскальную живопись» в виде модных тату (еще недавно удел маргиналов, сегодня – норма; некоторые нормы вообще изменились до неузнаваемости). Все это лишь немногие, видимые признаки деградации.

… Увы, пост затянулся. Не формат. Пора заканчивать. Ну тогда еще немножко мультиков (а не дебильных аниме). Про то, к примеру, что денег много не бывает.



И чем все закончилось?



Ну и напоследок из бессмертного Райкина:



PS
В ту субботу я пришел домой энергетически обесточенный.

«Есть базар» или «нет базара»?

Недавно 20-летняя племянница моей знакомой, девочка из благополучной и добропорядочной семьи, отвечая в WhatsApp на вопрос, когда она будет дома, написала: «Я уже на районе, дома буду в 12». Без смайлика. Когда же тетя попросила ее найти ошибку в речи, состоящей из одного предложения, она поставила-таки смайлик и написала – что не нашла.
Я просто хочу еще раз напомнить (вдруг кто не знает), что все эти новые словечки пришли из блатного жаргона: "на районе - это значит "на зоне", "на тюрьме". Я сейчас не буду даже говорить о сленге, всяких модных английских словечках, а также интернетовских: смесь английского с «феней» - это круто! Раньше говорили – «смесь французского с нижегородским», сейчас английского с блатным. Раньше говорили: «По фене ботаешь, по помойкам лётаешь» - вроде, как for fun. А сейчас «на полном серьезе». («О времена, о нравы»).
Не буду комментировать и все эти «озвучить», «решать вопрос» (вопросы задают, и на них отвечают), «разруливать ситуацию»…
Я о блатных словах, которые вошли в повседневную речь. Как и мат-унисекс, которым стали разговаривать большинство молодых парней и девушек, даже мальчиков и девочек. Не ругаться, а разговаривать.
«Есть тема», «нет базара», «косяк», «опустили», «беспредел», «за падло», «перетереть вопрос», «забить стрелку», «бабло», «лох», «разборка», модное словечко «зашквар», и так далее, и тому подобное - все это пришло из «шансона», по-нашему «блатняка», «с зоны». Это все так называемая «феня» - блатной жаргон, который плавно и естественно перетек в нормальную речь, стал «норм» не сидевших граждан, лишний раз подчеркнув зонный характер всей нашей жизни.
Сленг был всегда и прочее – «нет базара». Но… Когда-то, уже довольно давно, я слушал одного лингвиста, говорившего, что сленг и всякие новые словечки лишь обогащают речь, расширяют наш словарь, и ничего страшного в этом нет, при условии, если они добавляются, а не заменяют старые слова, вытесняя их на обочину или вообще из лексикона. А сейчас почти один "сленг", притом зачастую блатной.
Язык мой – враг мой. В данном случае он – зеркало, отражение уровня нашей культуры и ее образцов.
PS
Ну и пару роликов на тему «для прикола».



Прогулка до Трептов-парка

Если кто-то решит прогуляться пешком до Трептов-парка, рекомендую следующий пешеходный маршрут: от Восточного вокзала, вдоль километрового фрагмента Берлинской стены со знаменитыми рисунками, по привлекающему внимание Варшавскому мосту (Обербаумбрюке) – он, кстати, вполне «жилой» - через кусочек модного Кройцберга до Пушкинской аллеи (да, есть и такая), а там и Трептов-парк. В его окрестностях, к слову, очень даже живописно.















Гламурная фальшь

Возобновился плей-офф Лиги чемпионов и Лиги Европы. И я смотрю футбол. И вынужден смотреть его на Матч ТВ. Это канал-монополист. Поэтому хочешь или не хочешь, смотрю не только футбол, но еще наблюдаю и слушаю комментаторов и ведущих новостей. Умопомрачительный стиль от Тины Канделаки – гламурные «фальшивые пряники» (не знаю, почему пряники, наверное, в них есть что-то пряничное и потому что они "дешевые"), с искусственными улыбками, бодрым патриотическим тоном и вульгарным, хоть и ухоженным (это уже дорогим), видом. Что мальчики, и, особенно, девочки. Мы уже не раз говорили – вот так создается стиль, воспитывается вкус. И он ужасен. Каждый раз печалюсь. И ничего нельзя сделать. Иногда кажется – пусть хоть Путин, хоть Медведев, но только не этот разъедающий мозг гламур. Правда, на Первом и на «России» прибавляется еще комсомольско-инструкторский задор, кривота и лакейский юмор.
Бедные, подражающие им девочки, мечтающие стать моделями или ведущими на ТВ (а лучше всего выгодно выйти замуж) – вчера гулял, наслаждался очередным зимним нашествием – они повсюду: расстегивают, распахивают или вовсе снимают верхнюю одежду, распускают волосы, оттопыривают ножку, вертят туда-сюда головой, ища правильный ракурс, раздвигают накрашенные губы в фальшивой улыбке… Фотосессия, прости, господи. Бедняжки, даже не понимают, как они неестественно выглядят. А им-то кажется, что шикарно, то, что надо. Эллочки-людоедки поневоле, над которыми эстетически надругались. И это теперь на всю жизнь.

Индивидуальность


Когда-то знакомый психолог сказал, что я не очень индивидуален. Я не стал расспрашивать, почему он так считает, но обиделся. Как это: я не индивидуален – тогда кто же?!

Collapse )