Category: наука

Человек как запутавшийся вид

Послушал несколько лекций американского нейробиолога, этолога, приматолога, Роберта Сапольски. А потом наткнулся на интервью, которой он дал пару лет назад русскому сайту Vert Dider. (К слову, отличный сайт – рекомендую заглянуть).
Так вот – интересное интервью: хороший интервьюер, и, по-моему, замечательные ответы Сапольски – умные, спокойные, ясные, заставляющие думать. О религии, мозге человека, генетики, будущем человеческого вида, моральных ценностях, инстинктах, способности манипулировать.



Немного для затравки. Вот, в частности, что говорит Сапольски.
Мы, люди, – сложная конструкция, но запутавшийся вид, все время на полпути. Между шимпанзе и гибоном. Или обычным шимпанзе и бонобо.
Нет ничего стопроцентно предопределенного, хотя и особой свободы воли нет. Есть склонности, наклонности по причине очень многих факторов.
Генетику нельзя рассматривать вне среды. Есть вроде как устоявшие догмы, но всегда есть исключения. Они и интересны, и подчас меняют не столько картину миру, сколько наше категоричное представление о нем и о человеке. Ничего универсального.
Вряд ли человек разделится в будущем на виды, или на два вида, где кто-то исчезнет или какой-то вид станет доминировать. Во всяком случае, это не будет раздел на полигамный и моногамный виды. Человек, скорее всего, так и останется на полпути, предпочитая моногамность, но постоянно нарушая партнерские отношения.
Хотя, с другой стороны, Америка уже поделилась на два вида – кто проголосовал за Трампа, и кто был против. (В каждой шутке есть доля шутки).

К слову, недавно вышла книга Роберта Сапольски - "Биология добра и зла". Как дочитаю, поделюсь своим мнением. Правда, будет это не очень скоро - она толстая.)

Нужно ли ограничить выезд россиян за границу – вообще и в частности?

Академик РАН Георгий Георгиев предложил ограничить выезд из России молодым ученым, — по его мнению, это поможет предотвратить отток талантливой молодежи за границу. Он также выступил с идеей введения так называемого «кредитного высшего образования» вместо бесплатного. Согласно его концепции, государство будет покрывать все расходы студентов на обучение, но после этого они обязаны будут проработать в российской науке не меньше 15 лет. В противном же случае выпускникам придется вернуть деньги, потраченные государством на их учебу. Свои взгляды Георгиев изложил в материале, опубликованном в газете «Поиск». Выезжать за границу молодым ученым он предложил запретить: исключения возможны лишь для участия в научных конференциях и совместных исследованиях с зарубежными коллегами. При этом Георгиев подчеркнул, что подобные выезды должны «согласовываться с дирекцией института». По его мнению, ограничения должны касаться только интенсивно развивающихся областей науки, таких как молекулярная и клеточная биология, информационные технологии и ряд других. Георгиев также предложил другие методы предотвращения оттока ученых. Среди них – повышение зарплат и выдача беспроцентных кредитов на жилье.

…По настоянию моего любимого Николай I, убежденного, что западное воспитание подрывает основы русской жизни и что с этим надо бороться, в 1831 году в Госсовет была внесена Записка «О некоторых правилах для воспитания русских молодых людей и о запрещении воспитывать их за границей». Бралась даже подписка с родителей, что те не будут обучать детей за границей. Она бралась, например, при выдаче заграничных паспортов. В1835 году самодержец потребовал ограничить пребывание дворян за границей 5 годами, в 1851 сократил до 2 лет.

В последнее время, когда за границу запретили или ограничили выезд представителям силовых структур, многие держатели заграничных паспортов стали задумываться: в не введут ли выездные визы, как было в СССР?

И все же, по существу:
1. Будут ли введены выездные визы?
2. Нужно ли заставлять молодых ученых, да и вообще всех окончивших вуз, получивших бесплатное образование в
России, отрабатывать на родине или возвращать деньги за обучение?
3. Правильно было бы ограничить обучение детей за границей?

Подозрение: печоринский вариант

Я недавно писал о доверии. А теперь о его противоположности – подозрительности. О, это тяжелое чувство. Я его знаю. Я его испытывал неоднократно, да и сейчас оно вряд ли меня покинуло. К сожалению, я довольно мнительный. Меня несложно насторожить, посеять сомнение, реже разуверить в человеке. Но я всю жизнь боялся быть просто использованным, как выжатый лимон. Навязчивый страх, конечно. И это плохо. Хотя так же печально, когда упрямо веришь в того, кто давным-давно доказал несостоятельность и нечистоплотность, но ты или не можешь с этим смириться, или все же боишься обидеть.
Самое болезненное – отказать в доверии близкому человеку.



Это может и самого себя ранить, и ему нанести глубокую травму, заставить действовать назло, начать соответствовать тому образу, который ему приписали. Хотя, бывает, что обиженный подозрением наоборот пытается всю жизнь доказать, что в отношении его ошиблись, и подозрения были напрасны.

Но, скорее всего, срабатывает печоринский вариант:

«Да, такова была моя участь с самого детства. Все читали на моем лице признаки дурных чувств, которых не было; но их предполагали - и они родились. Я был скромен - меня обвиняли в лукавстве: я стал скрытен. Я глубоко чувствовал добро и зло; никто меня не ласкал, все оскорбляли: я стал злопамятен; я был угрюм, - другие дети веселы и болтливы; я чувствовал себя выше их, - меня ставили ниже. Я сделался завистлив. Я был готов любить весь мир, - меня никто не понял: и я выучился ненавидеть. Моя бесцветная молодость протекала в борьбе с собой и светом; лучшие мои чувства, боясь насмешки, я хоронил в глубине сердца: они там и умерли. Я говорил правду - мне не верили: я начал обманывать; узнав хорошо свет и пружины общества, я стал искусен в науке жизни и видел, как другие без искусства счастливы, пользуясь даром теми выгодами, которых я так неутомимо добивался. И тогда в груди моей родилось отчаяние - не то отчаяние, которое лечат дулом пистолета, но холодное, бессильное отчаяние, прикрытое любезностью и добродушной улыбкой. Я сделался нравственным калекой: одна половина души моей не существовала, она высохла, испарилась, умерла, я ее отрезал и бросил, - тогда как другая шевелилась и жила к услугам каждого, и этого никто не заметил, потому что никто не знал о существовании погибшей ее половины; но вы теперь во мне разбудили воспоминание о ней, и я вам прочел ее эпитафию».

К семидесятилетию «борьбы с космополитизмом» в СССР

1948 году ознаменовался началом борьбы с космополитизмом. В январе 1948 года было впервые употреблено знаменитое впоследствии выражение «безродный космополит». Оно появилось в выступлении Андрея Жданова на совещании деятелей советской музыки в ЦК КПСС. В конце осени 1948 года начинаются антиеврейские репрессии: 20 ноября выходит постановление «О Еврейском Антифашистском Комитете», и происходят аресты его членов, обвинённых в работе на американскую разведку. Антисемитизм проявлялся даже во внутренних документах ВКП(б)…
Вот один такой замечательный образчик. Это письмо Юрия Жданова, сына Андрея Жданова, начавшего эту идеологическую компанию, но умершего летом 48 года, Михаилу Суслову, который достойно продолжил дело Жданова-отца.

«Среди физиков нет коммунистов! Одни евреи»

Письмo Жданова Суслову...


В руководимом Ландау семинаре по теоретической физике нет русских. Среди руководящих научных сотрудников лаборатории технических применений половина евреев, нет ни одного коммуниста. Расчетная группа, возглавляемая доктором физико-математических наук Мейманом Н.С., наполовину укомплектована лицами еврейской национальности. В составе работников группы только один член ВКП(б).
>> В руководстве лабораторией Института физической химии, в которой ведутся работы по специальной тематике, евреев около 80%. Все теоретики института (Мейман, Левич, Волькенштейн, Тодес, Олевский) - евреи . Заведующий конструкторским отделом, ученый секретарь, заведующий снабжением, заведующий распределением импортных реактивов также являются евреями.
>> Бывший директор Института академик Фрумкин и его заместитель Дубовицкий создали круговую поруку и семейственность. За период с 1943 по 1949 гг. под руководством Фрумкина, Рогинского и Ребиндера подготовили докторские и кандидатские диссертации 42 чел., из них евреев 37 чел. В Физическом институте им. Лебедева из 19 заведующих лабораториями русских 26%, евреев 53%. В оптической лаборатории, руководимой академиком Ландсбергом, в составе старших научных сотрудников русских 33%, евреев 67%. В Институте экономики из 20 докторов наук только 7 русских.
>>
>> В некоторых отраслях науки сложились монопольные группы ученых, зажимающих развитие новых научных направлений и являющихся серьезной помехой в деле выдвижения и роста молодых научных кадров. Так, например, среди теоретиков-физиков и физико-химиков сложилась монопольная группа: Ландау, Леонтович, Фрумкин, Гинзбург, Лившиц, Гринберг, Франк, Компанеец, Мейман и др. Все теоретические отделы физических и физико-химических институтов укомплектованы сторонниками этой группы, представителями еврейской национальности. Например, в школу академика Ландау входят 11 докторов наук, все они евреи и беспартийные (Лившиц, Компанеец, Левич, Померанчук, Смородинский, Гуревич, Мигдал и др.). Сторонники Ландау во всех случаях выступают единым фронтом против научных работников, не принадлежавших к их окружению. Ландау и его сторонниками были охаяны работы проф. Терлецкого по теории индукционного ускорителя и теории происхождения космических лучей, имеющие серьезное научное и практическое значение.

Ю. ЖДАНОВ
РГАСПИ Ф. 17. Оп. 132. Д. 276. Л. 14-15. Подлинник.

Наследственный ген или культурный мем?

Пару лет назад я имел возможность поговорить с некоторыми из наших видных генетиков, нейрофизиологов, когнитивных психологов и понял вот что: как же мало на самом деле они знают о мозге и психике человека. Крайне мало, чтобы делать какие-то определенные выводы. Лишь догадки и гипотезы.
А меня продолжает заботить такой простой вопрос - меняется ли человек по своей сути? И что такое его суть, его природа - индивидуальная, органическая? Когда и под воздействие чего она формируется? Что сильнее - среда или ген? И как они сосуществуют друг с другом?
Лично мне кажется, что человек, по сути своей все же, в основном, не меняется. Я имею в виду генетически заложенные в нем программы, индивидуальный код, который ему присвоен при рождении, его предрасположенности, характер, темперамент, особенности психики. С другой стороны, по-моему, очевидно, что человек в чем-то меняется. Не может не меняться. И не только с точки зрения его физиологии и разнообразного развития. Но и принципиально. Мем, то есть культурная наследственность, тоже, скажу вам, не хухры-мухры. И так же эволюционирует как и ген. Безусловно, среда, в которую человек попал, воспитание, со временем самовоспитание не могут его не менять. Но в рамках возможного. Хотя расширить границы этого возможного в определенной степени подвластно культурной воле. Если человек очень захочет и ему повезет, шанс на то, чтобы облагородить свою биологическую природу у него есть.
То есть генетика, наследственность – не приговор. Но и воспитание - не волшебная палочка.
...Бывает, смотришь на человека – вроде и умный, и образованный, все как будто понимает, о других очень точно рассуждает, подмечая мелочи и тонкости, и вдруг – бац - «вторая смена». Как будто и не было никаких книг, фильмов, поездок, разговоров, прозрений и клятв. Нет, конечно, необязательно из Джекила выскочит Хайд. Может, и наоборот. Но выскочит тот, подлинный. Этот, внешний человек, тоже вроде как настоящий. Но тот архетипический, более древний. Но, повторюсь, не всесильный.
Короче, генетику можно преодолеть. Но, вероятно, отчасти (пусть и большой). И не сразу. А приложив очень серьезные усилия. И чтобы повезло. Но и тогда без гарантий возможности рецидива.
Что из этого следует? «Следует шить». То есть делать, что должно. Как минимум в отношении себя. Кто знает, как там на самом деле (смотри начало поста). А чудеса, говорят, случаются.

Что сильнее мем или ген?

Автором популярного словечка "мем" является биолог Ричард Докинс. В 1976 году в книге «Эгоистичный ген» он предложил идею о том, что вся культурная информация состоит из базовых единиц — мемов, точно так же как биологическая информация состоит из генов; и так же как гены, мемы подвержены естественному отбору, мутации и искусственной селекции.
Итак, мем - единица культурной информации. Мемом может считаться любая идея, символ, манера или образ действия, осознанно или неосознанно передаваемые от человека к человеку посредством речи, письма, видео, ритуалов, жестов и т. д. А ген - это объект биологической информации. Так - что сильнее? Что оказывает на человека, его формирование большее влияние?