Category: психология

Category was added automatically. Read all entries about "психология".

Предварительно

Друзья!

В этом журнале будут чередоваться  документальные истории, небольшие  рассказы, размышления и наблюдения, комментарии к происходящему в стране.

Просьба: пожалуйста, избегайте хамства. В остальном - табу нет.

Высокомерие невежества

Не замечали, что высокомерие, если оно не о том, чтобы судить и себя, и других высшей мерой, не про перфекционизм или прямую спину, которая делает человека выше, всегда немного смешно надуто. Даже, если человек не дурак, все равно немного смахивает на индюка. Тот же апломб. То же всезнайство. Нелепо наблюдать, как человек искренне верит, что ухватил бога за бороду.
А бывает высокомерие должности – человек забывает, что само по себе кресло, и та высота, на которую он взобрался, еще не говорит о его интеллектуальном или вообще человеческом превосходстве. В наше время часто и наоборот. Это всего лишь высокомерие его задницы, восседающей в этом кресле.
А бывает и высокомерие невежества. Потому что оно категорично и лишено сомнений. Высокомерный человек плохо слышит, а подчас и плохо понимает. Ибо настроен только на свое FM радио, где нет ротации, но крутятся песни одного композитора. Да, да того самого – владельца этого радио.
Многим не нравится, когда с ними разговаривают свысока. Но надо различать, когда это потому, что ты просто выше ростом, а когда взобрался на высокий стул и изображаешь из себя великана.
В первом случае - это, можно сказать «физиологический момент», во втором – детский сад.

"Стань таким, как я хочу..."

Немецкий психолог Bruno Bettelheim, узник Дахау и Бухенвальда, писал о том, что происходит с психикой человека, когда он оказывается во власти тоталитарной системы. Много чего интересного писал о методике подавления сопротивления человека системе и подчинения или просто лишения его собственной воли.

В частности, он делал такой вывод:

«Тирания государства подталкивает своих подданных к мысли: стань таким, каким хочет видеть тебя государство, и ты избавишься от всех трудностей, восстановишь ощущение безопасности во внешней и внутренней жизни. Ты обретешь спокойствие и поддержку в своем доме и получишь возможность восполнять запасы эмоциональной энергии…
Можно суммировать следующим образом: чем сильнее тирания, тем более деградирует ее подданный, тем притягательней для него возможность «обрести» силу через слияние с тиранией и через ее мощь восстановить свою внутреннюю целостность. Но это возможно лишь ценой полной идентификации с тиранией, т.е. отказа от собственной автономии».

Психологический ценз

Поговорим о Трампе. Точнее, об определенном типе властителей, от которых достается и их стране, и народам, ее населяющим, и всему миру. Например, о Калигуле или Нероне, Сталине и Гитлере. Нет, я не сравниваю Трампа с Гитлером. Я лишь о психотипе. Или о психике вообще.
Вот сейчас вроде бы научились тестировать коронавирус. А как тестировать человека, претендующего на высшую должность во власти. Как определить скрытые в нем и очень опасные перевертыши, возможные с его психикой? Как узнать, что он склонен к нарциссизму, мании величия, что у него может просто закружиться голова и поехать крыша от такой высоты, на которую он взобрался? Как распознать будущего шизофреника, в обычной жизни до сих пор вполне себе нормального гражданина? Или параноика? Короче говоря, человека, которому по складу, определенным патологиям личности, ее неустойчивости и тому подобное нельзя занимать высокие и ответственные должности. Притом это должно быть не «письмо Ленина съезду», где он давал характеристику личности Сталина и просил учесть это при избрании его Генеральным секретарем партии. Нет, это должно быть прописано в Конституции: что некая компетентнейшая комиссия из психологов и психиатров, независимый психологический ареопаг обязана проводить полное обследование кандидата, в данном случае, президента. И выдать заключение – может занимать эту должность или нет. То есть это такой психологический ценз. Не менее строгий, чем для космонавтов. А для некоторых людей, которые тестируются на ранних стадиях, своеобразная психологическая диспансеризация, в результате которой - или годен для руководящей работы или - люстрация: вот эти должности занимать можно, а вот эти не рекомендуются, или ни в коем случае – НИКОГДА.
Возвращаясь к Трампу, к поводу. Поведение 45 президента США шокирует уже четыре года президентства. Но одно дело необычное поведение, новый стиль, другое – поведение не просто шокирующее, но порождающее страх – этот может такое выкинуть. И появляется подозрение в неадекватности, той самой, которая должна быть распознаваемая психологическим синклитом еще до того, как это человек в силу своей должности может нанести непоправимый вред. Конечно, это желаемое за действительное, сюжет фантастической книжки. Но порождает его реальность.
Не хочу подробно писать о деятельности Трампа, мне достаточно его слов, манеры поведения. Это давно вышло за пределы моего понимания того, что можно главе великой державы.
Сейчас, когда Штаты столкнулись в очередной раз с проблемой расовой нетерпимости, насилия – как полицейского, так и погромщиков – поведения президента страны подвергается сильнейшей критике. Уже выступили все четыре экс президента, осудившие высказывания Трампа, в которых для многих сквозит скрытый расизм. Его бывший министр обороны заявил главное, на мой взгляд: президент страны в таких обстоятельствах должен СПЛАЧИВАТЬ нацию, а не раскалывать ее. Конечно, все бывшие президенты демократы, из партии-соперника. Наверное, здесь есть попытка ослабить Трампа перед выборами – потому что перед пандемией его шансы были почти стопроцентными. И все же – главным образом, слышатся попытки сгладить ситуация, в которой Трамп, как говорится, уже наломал дров и может наломать еще больше.
Политики, общественные деятели обращаются к населению Америки вспомнить свои ценности.
В общем, я повторяю – не специалист, чтобы всерьез оценивать психологическое состояние президента США (упаси, боже), но его яркая, харизматическая фигура, его поведение на посту главы Белого дома, дают повод задуматься о том, о чем я написал вначале – как не допустить к высшей власти человека, от которого в сложные времена можно ожидать неадекватной реакции, угрожающей его стране и миру.

Инфантильные страхи (вина и наказание)

А еще я задумался: отчего наши тревоги зачастую неадекватны опасности? Особенно, когда возникают после чего-то, что мы сами считаем проступком. С точки зрения доморощенного психоанализа, у нас с детства отложилось, что за виной следует наказание. Детское архетипическое сознание к этому привыкло. И запомнило. А что нас в детстве страшит больше всего? Ни суровый папа, ни строгая мама, ни дворничиха, тетя Маша. Да мы их побаиваемся, но не экзистенциально. А вот до глубины души нас пронизывает иррациональный, легендарный страх. Мы скорее боимся Бабы Яги или мифического милиционера (не дядю Степу). Заберут, унесут куда-то за дальние дали, вот там мы и погибнем. То есть это страх не ремня, а страх потеряться навсегда, страх смерти. Поэтому часто так усиливается наша тревога во время той же болезни, которая является нам в виде наказания за что-то, что мы не так сделали. Часть разума, конечно, говорит – ну ничего страшного – надо потерпеть, попить лекарства, сделать уколы, полежать, сесть на диету. Но из детского подсознания всплывает та самая БАБА ЯГА. И мы начинаем паниковать.
Что делать? Как говорили опять же в детстве родители, когда тебе что-то приснилось страшное, или вдруг стало что-то чудиться в темной комнате – включи свет. Что для взрослых означает только одно – включи голову и озари ситуацию светом разума.
Хотя это чисто теоретическая модель, на практике не всегда получается. Ну и вообще, причины наших повышенных тревог не исчерпываются только этими детскими страхами. Есть и другие архитепические детские страшилки, которые хорошо запомнило наше подсознание и действует обычно исключительно по этим лекалам. И света нашего разума подчас не хватает.

Пришла независимость, откуда не ждали

Разговаривал вчера с знакомой – практикующим психологом. Смеясь, рассказывал ей, как заказываю себе продукты, готовлю еду, мою посуду, делаю уборку и так далее, и тому подобное. Вот машинку для стрижки бороды прислали – завтра попробую подравняться. На что я услышал, что все это, на самом деле, не только получение житейского опыта – всегда пригодится, но и отличная тренировка воли. В каком смысле? – спросил я. Ну ты подумай: до того, как все с нами случилось, до карантина, ты ведь, неосознанно, был сильно зависимый человек. От уборщицы, которая у тебя убирала, от тех, кто периодически готовил домашнюю еду, от тех же кафе, от парикмахера, без которого ты ходил бы заросший, как дикобраз. А теперь смотри: несмотря на ограниченность свободы, ты все можешь, ты независим, полностью обслуживаешь себя сам. Это крайне важное осознание, огромное психологическое достижение. В определенном смысле, многие люди, как ни парадоксально, выйдут из вынужденного карантина более сильными и независимыми.

Нужно ли потакать своим слабостям?

Недавно один молодой человек, на вопрос – надолго ли он увлечен своим новым проектом, ответил - ноябрь покажет. Это такой для него турбулентный месяц, месяц непонятных тревог и разной кутерьмы в голове. Да и вообще, «вся зима - депрессивное время года».
Я ему посоветовал в этот раз попробовать не заметить этот ноябрь. Не изменить к нему отношение, не настроиться на лучшее или на преодоление надвигающихся «ментальных бурь», а просто не заметить - что бы было не до того.
А про себя лишний раз подумал – насколько же мы заложники своих защитных причуд, зависимы от самых разных «придумок» в голове, от ложных фрустраций и распущенных слабостей.
Когда нам надо оправдаться, мы говорим с вызовом – да, мы такие, что ж теперь поделаешь. Когда нам говорят – может все-таки попытаться «что-то поделать», мы встаем в позу: это «моя природа», это «мое я», не буду себя переделывать в угоду конъюнктуре.
Но чем наши слабости отличаются от пороков? В чем, собственно, разница?
Пороков мы стыдимся, прячем их от белого света, с пороками мы стараемся бороться по мере сил, а к слабостям вполне себе снисходительны, даже потакаем им, а зачастую холим и лелеем, потому что они, как нам кажется, и составляют, во многом или хотя бы от части, нашу индивидуальность.
Ну а как быть, к примеру, с ленью – это порок или милая «обломовщина»? А «слабость к выпивке», которая перерастает в алкоголизм или к женщинам, перерастающая в распутство?
Физиологически наше тело на 60% состоит из воды. А психологически сколько занимают в нас наши слабости? Правда, иногда они становятся силой, недостатки превращаются в достоинства.
Ну а попытки размышлять об этом - в трюизмы.)

Мизантропия

Недавно молодой человек сказал мне, что не любит людей. Жалко. Ему можно только посочувствовать – уже не любит. А, казалось бы, только самое время их любить, интересоваться ими, не как объектами исследования, а субъектами привязанности. Короче, не по сезону.
Другое дело, со временем, отношение к людям чаще всего меняется и не в лучшую сторону. С годами стать мизантропом легче, чем, наоборот, приобрести веру в людей и любовь к ним. Почему?..
Марина Цветаева писала: «Я люблю не людей, а души, не события, а судьбы». А как быть, если у человека нет души, лишь плоть и кровь? Если нет судьбы, одни будничные и мелочные события? За что его любить? Я уже не говорю о всем том, на что, выясняется, он способен.
И вообще, с возрастом, разочарований больше, иллюзий меньше. Они еще есть (хоть и заверяешь себя, что все исчерпано), но являются редчайшими исключениями, которые, в данном случае, только подчеркивают правило (а так - дурацкая максима).
Мизантропия - это не ненависть, это просто не любовь. Своего рода инстинкт самосохранения. Любовь ведь очень затратное чувство. Суть любви - умение отдавать. И вот ты отдаешь, отдаешь… Привыкаешь, сам получаешь удовольствие. Но если есть время разбрасывать камни, а есть их собирать, то и тут также - хочется «взаимности».
Любовь, если и естественное состояние человека, то в том смысле, что это, скорее, хроническая болезнь с меньшими или большими обострениями, короткими или долгосрочными периодами затишья.
Поэтому с годами хочется все более длительной ремиссии. А если и полюбить, то кого-то повыше – Бога. С ним как-то неловко считаться - ты мне, я тебе. Вроде ты его все время просишь, а он то дает, то не дает, но и не сильно забирает.
Так что мизантропами не рождаются, но становятся.
PS
Это, конечно, сугубо частное мнение. Может мне просто не повезло.
Peace and love.

Посягательство на РОССИЮ

Мне кажется Виктор Шендерович, на примере задержавшего его за одиночный пикет в защиту Ивана Голунова полицейского, беззлобно и точно описал психологию тех офицеров полиции, которые разгоняют митинги, задерживают стоящих в одиночных пикетах и в других акциях протеста граждан. Психология и логика у многих рядовых стражей порядка именно такая. Им объяснили, и они так сами чуют, что выступление против несправедливости властей (даже, если в какой-то момент это и справедливые выступления) – это посягательство не только против власти, но против самой России. Они ощущают себя государевыми людьми, на государевой службе. И для них Россия — это нечто не просто превыше человека (любого, и себя тоже), но и — вообще вне человека. Это такая сакральная абстракция, на страже которой, они стоят, как церберы, и несут свою нелегкую службу. Они уверены, им внушили, что они выполняют крайне ответственную миссию, неприятную, не всем под силу, но, что поделать кто-то ведь должен Родину защищать.
Шендерович только не написал еще о том, что они уверены, что это не внутренний протест, а посягательство, инспирируемое и оплаченное из-за бугра. Их страшат «майданом», и они видят везде «майдан» - разрушающий основы, посягающий на Россию. Вот как Гитлер в 41 году. Именно так. Прямо картина Кукрыниксов.
Так что, какие там права отдельного человека, когда Отечество в опасности!

Стыд и вина

Я уже как-то писал о том, что есть такие понятия, как «общество стыда» и «общество вины». В пример страны, где стыд на первом месте, приводил Японию. При этом, опирался на книгу антрополога Рут Бенедикт «Хризантема и меч». Тогда я вроде писал, что сам ощущаю себя скорее человеком стыда.
Но вот я прочел такое мнение:

«Большинство ученых считают стыд внешней, со стороны группы, оценкой, а вину – итогом внутренней оценки самого себя. Стыд требует аудитории, он связан с понятием чести. Вина же свойственна культурам с акцентом на частную жизнь, и здесь играет роль совесть. Стыд – это негативная оценка всей человеческой личности, вина, напротив, относится только к действию, поэтому можно ненавидеть грех и любить грешника. …Испытывающему чувства стыда присуще желание скрыться; чувство же вины вызывает порыв исправить промах. Стыд - когда все хором скажут: «Не хотим, чтобы ты с нами жил», а вина - когда вы сами спросите: «Как мне теперь с собой жить?» …Стыд - это толпа; вина –это правила, усвоенные и превращенные во внутренние установки личности, в стандарты, декреты, законы и уставы».
(Роберт Сапольски)

Немного даже растерялся, идентифицируя себя. Вроде как я индивидуалист с совестью, но в то же время чувство стыда для меня очень понятно. К слову, если говорить о России, то чувства стыда ее гражданам точно не помешало бы, а то неловкость за все чувствуют отдельные люди, притом которые не так уж и виноваты. Я имею в виду чувства стыда, которое бы немного уравновесило «чувство гордости за страну и ее великую историю». То есть гордиться за то, к чему сами не имеем отношение, нормально. А вот стыдиться не хотим – мы-то при чем. Именно об этом и были посты о «мы» и «они», об этом специфическом двоемыслии, об этих двойных стандартах сознания многих россиян.
В продолжение вчерашнего разговора добавлю, что есть такие особи, у которых вообще нет ни стыда, ни совести (чувства вины). Да, это те самые «мы», которые всегда хорошие, потому что их намерения якобы всегда чисты и благородны (или наоборот – их намерения чисты, потому что они хорошие), поэтому они априори ни в чем и не виноваты (или «так получилось», или «враги подставили»). И также они искренне не понимают, за что им должно быть стыдно. (Кстати, сюда укладывается и лояльное отношение к Сталину – он же хотел защитить страну, надо было готовиться к войне, а вот мысль о том, что его мотивом было безудержное желание удержать власть в расчет не принимается, ибо тогда разрывается цепочка – намерение-поступок. Опять же Гитлер покорил и уничтожал другие народы, а Сталин их спасал от фашизма. Что из этого получилось, какими это делалось методами, как думают о спасителях спасенные, в расчет не принимается).

PS
Есть еще такая импульсивная, мягкая форма стыда, как смущение. Смущение тоже может регулировать поведение, что иллюстрируется высказыванием народа семай, населяющего полуостров Малакка: " Здесь нет власти, кроме смущения"