Category: психология

Мизантропия

Недавно молодой человек сказал мне, что не любит людей. Жалко. Ему можно только посочувствовать – уже не любит. А, казалось бы, только самое время их любить, интересоваться ими, не как объектами исследования, а субъектами привязанности. Короче, не по сезону.
Другое дело, со временем, отношение к людям чаще всего меняется и не в лучшую сторону. С годами стать мизантропом легче, чем, наоборот, приобрести веру в людей и любовь к ним. Почему?..
Марина Цветаева писала: «Я люблю не людей, а души, не события, а судьбы». А как быть, если у человека нет души, лишь плоть и кровь? Если нет судьбы, одни будничные и мелочные события? За что его любить? Я уже не говорю о всем том, на что, выясняется, он способен.
И вообще, с возрастом, разочарований больше, иллюзий меньше. Они еще есть (хоть и заверяешь себя, что все исчерпано), но являются редчайшими исключениями, которые, в данном случае, только подчеркивают правило (а так - дурацкая максима).
Мизантропия - это не ненависть, это просто не любовь. Своего рода инстинкт самосохранения. Любовь ведь очень затратное чувство. Суть любви - умение отдавать. И вот ты отдаешь, отдаешь… Привыкаешь, сам получаешь удовольствие. Но если есть время разбрасывать камни, а есть их собирать, то и тут также - хочется «взаимности».
Любовь, если и естественное состояние человека, то в том смысле, что это, скорее, хроническая болезнь с меньшими или большими обострениями, короткими или долгосрочными периодами затишья.
Поэтому с годами хочется все более длительной ремиссии. А если и полюбить, то кого-то повыше – Бога. С ним как-то неловко считаться - ты мне, я тебе. Вроде ты его все время просишь, а он то дает, то не дает, но и не сильно забирает.
Так что мизантропами не рождаются, но становятся.
PS
Это, конечно, сугубо частное мнение. Может мне просто не повезло.
Peace and love.

Посягательство на РОССИЮ

Мне кажется Виктор Шендерович, на примере задержавшего его за одиночный пикет в защиту Ивана Голунова полицейского, беззлобно и точно описал психологию тех офицеров полиции, которые разгоняют митинги, задерживают стоящих в одиночных пикетах и в других акциях протеста граждан. Психология и логика у многих рядовых стражей порядка именно такая. Им объяснили, и они так сами чуют, что выступление против несправедливости властей (даже, если в какой-то момент это и справедливые выступления) – это посягательство не только против власти, но против самой России. Они ощущают себя государевыми людьми, на государевой службе. И для них Россия — это нечто не просто превыше человека (любого, и себя тоже), но и — вообще вне человека. Это такая сакральная абстракция, на страже которой, они стоят, как церберы, и несут свою нелегкую службу. Они уверены, им внушили, что они выполняют крайне ответственную миссию, неприятную, не всем под силу, но, что поделать кто-то ведь должен Родину защищать.
Шендерович только не написал еще о том, что они уверены, что это не внутренний протест, а посягательство, инспирируемое и оплаченное из-за бугра. Их страшат «майданом», и они видят везде «майдан» - разрушающий основы, посягающий на Россию. Вот как Гитлер в 41 году. Именно так. Прямо картина Кукрыниксов.
Так что, какие там права отдельного человека, когда Отечество в опасности!

Будьте полноценны, а не кричите об этом на каждом углу

Почему мы бесперебойно говорим о нашем могуществе? Почему приукрашиваем нашу жизнь? Почему возвеличиваем историю? Почему не предоставляем это право другим?
Разве Россия и так не могущественна? Разве российская история не так уж величественна? А жизнь не так уж хороша?..
Говорят, Маргарет Тэтчер сказала: «Быть могущественным — это все равно, что быть леди. Если вам приходится сообщать людям, что вы леди, значит, вы — не она».
Когда-то Карл Юнг сформулировал понятие «комплекса» - вытеснение в подсознание представления о «больном месте», чтобы не вспоминать о нем и не переживать по этому поводу.
Другой психолог Альфред Адлер первым исследовал «комплекс неполноценности», как совокупность психологических и эмоциональных ощущений человека, выражающихся в чувстве собственной ущербности и иррациональной вере в превосходство окружающих над собой. Но чтобы ее скрыть этот комплекс часто прикрывается «комплексом полноценности». Чрезмерное высокомерие и бахвальство, показная брутальность зачастую могут свидетельствовать о внутренне нарушенном чувстве собственного достоинства. Постоянная демонстрация крутизны, скорее, признак неуверенности.
Короче говоря, разве не проще признать недостатки, проблемы, сложности, нелицеприятные страницы в истории? По-моему, именно это признак силы - признание слабостей. И их преодоление. Иное – имитация, попытка обмануть себя и других, или выдать желаемое за действительное. Что, собственно, одно и то же.

Во всем виноват… не я

В последнее время я стал чаще сталкиваться с таким психологическим эффектом, когда человек во всех бедах, случающихся с ним, просто неприятностях, неурядицах, неудачах обвиняет исключительно других. Кого угодно, только не себя. Человек рассуждает так: проблемы пришли извне, снаружи, значит и решать их надо там. То есть сходить к психологу, поставить свечку, искупаться в святом источнике, поговорить со знахоркой – может кто сглазил. Мысли о том, что надо поискать что-то внутри себя, провести тщательное расследования внутренних причин, не приходит в голову. Ибо виноваты все - родители, улица, власть, обстоятельства, конкретные недоброжелатели, но только не ты сам.
Мне сказали, что есть даже такое выражение «внешний локус контроля», то есть - склонность приписывать неудачи исключительно внешним факторам. Введено оно было социальным психологом Джулианом Роттером в 1954 году. Есть и «внутренний локус контроля», когда все наоборот: человек склонен во всем обвинять исключительно себя.
Так вот, нынче в тренде «внешний локус контроля». А тогда, как очевидно, не происходит никакой рефлексии, а значит и работы над ошибками. И изменений с человеком, соответственно, не произойдет. Ему вероятно спокойнее, а главное легче, во всем обвинять других.
Россия вообще имеет богатейший опыт поисков внешних врагов, ответственных за все наши беды: то, «англичанка гадит», то революцию сделали «люди, вооруженные наганами, пришедшими из-за черты оседлости». Ну а теперь во всем виноваты мигранты, «пятая колонна», «пиндосы». (Америка же при Трампе сама теперь все списывает на Путина).
Это практика цепляет и на бытовом уровне – во всем виноват сосед, учителя, плохой начальник, непонимающие родственники. Короче, я про то, что нынче полно инфантильных, безответственных молодых людей, которые «ищут черную кошку в черной комнате, где ее нет», вместо того, чтобы «повернуть глаза зрачками внутрь». Вместо того, чтобы начать что-то делать с собой. Понемногу, по чуть-чуть. По мере возможностей. Но что-то делать.

"Всякий распад начинается с воли,
Минимум коей — основа статики".

Познай себя?

Карл Густав Юнг – человек, сформулировавший такие общеупотребительные нынче понятия, как «архетип» и «комплекс», классифицировавший основные психологические типы. Интеллектуал, аналитик, психолог и философ, пытавшийся заглянуть за пределы человеческой жизни.
Я взялся перечитывать его мемуары, продиктованные в самом конце его земного существования. В частности, небольшую главу под названием «поздние мысли». И вот, в частности, что он там сказал:

«Итак, человек, желающий найти современное решение проблемы зла, прежде всего нуждается в самопознании, то есть в максимально полном знании своей собственной целостности. Он должен со всей откровенностью отдавать себе отчет в том, сколько он может совершить добра и на какие способен преступления; он ни в коем случае не должен рассматривать одну сторону как реальность, а другую – как иллюзию. И добро, и зло – элементы, входящие в состав его природы и готовые в нем проявиться, если только он захочет – а он должен этого хотеть – жить, не разочаровываясь и не заблуждаясь относительно себя».


Юнг здесь не первый. «Познай самого себя» - античное изречение, надпись на стене древнегреческого храма Аполлона в Дельфах, где находился Дельфийский оракул. Что это значит? Интерпретаций уйма.
Лично у меня сплошные вопросы и сомнения. Что такое «познать свою душу»? (Это предлагал Сократ). Как минимум, что такое душа? Это твоя психика? Это частичка Бога? Во-вторых, а как понять – что я могу, на что способен, а через чего не переступлю? Обязательно нужно выйти на «пограничную полосу» между жизнью и смертью? Или задаться вопросом - «тварь я дрожащая или…?» А стоит ли будить лихо, пока оно тихо? Не правильнее ли «спешить делать добро» и не заглядывать в подсознание, пока оно не заглянула в тебя?
Помню – давно это было - получил письмо от близкого воспитанника. Он объявил паузу в наших отношениях на поиски самого себя. Он, наконец, хотел понять, что же представляет из себя на самом деле. Без посторонней помощи, на свободе, в "естественных условиях". Вбить, как он говорил, первый столб самостоятельно. Чтобы за него можно было бы удержаться и передохнуть. Ибо все поехало, почва под ногами заколебалась, прежние столбы как-то вдруг быстро стали разрушаться… «Правильное» набило оскомину, наступило время без галстуков. Вся прежняя диета подверглась сомнению и захотелось сладенького. И видимо долго он на этой диете сидел. Потому что вдруг, как джин из бутылки, или черт из табакерки, в общем, по закону маятника, отшатнуло человека прилично в противоположную сторону.
Вскоре последовало еще одно письмо: мол, качусь пока по наклонной с приличной скоростью и под устрашающим углом. Но с интересом наблюдаю: до какой же степени, и когда тормозить? С вызовом написано, как мне тогда представлялось. С самолюбованием. С изящной отстраненностью.
Мне же всегда казалось - чтобы понять себя, уместнее измерить не глубину «падения», а проверить высоту прыжка, силу притяжения. Опасно искать все время свой низ, важнее понять, где потолок. Боюсь, что удариться головой получится быстрее, а дна можно и вовсе не нащупать.
...Юнг говорил, что бессознательное - это Бог. Но можно ли познать Бога? Тут и с самим собой разобраться не получается. Я много раз представлял себя в Великую Отечественную, и мне казалось, что я мог бы как вернуться с нее Героем Советского Союза, так и стать предателем. (Вспомните Рыбака из "Сотникова" или фильма "Восхождение"). Так кто же я?.. Иногда ты тот, кем ты хочешь стать. Иногда обстоятельства сильнее тебя.
Люди часто познают других, но не себя. Притча про бревно в глазу мне кажется одной из самых точных и актуальных.
Короче, не хочу умничать. Как, впрочем, признаюсь, что устал читать и профессиональных умников от философии или психологии. Особенно тех, кто пишет - «человек должен». Чем дольше живу, тем назойливее вопрос: а так ли уж они знают намного больше о человеке и жизни, чем мы, простые смертные?

Что же несет Быков?

Несколько недель не слушал Быкова. Показалось – отдохнул. И вот вчера послушал в записи его «Один» от 15 декабря. Что же он несет?..
Во-первых, наши спортсмены не должны ехать на Олимпиаду без своего флага и гимна, потому что они спортсмены России, и им не пристало отказываться от страны, когда та находится в трудном положении. Что называется – в горести и радости. Есть моменты, когда надо подчинить свои частные интересы коллективным, пожертвовать личным. Как это делают диссиденты и оппозиционеры, жертвуя комфортом, а иногда и свободой, или солдаты во время войны, которые, если надо, жертвуют и жизнью. Каково?!! Кому приносить жертву? России или Левиафану? Своей Родине или Минотавру?.. И вообще: посмотрел бы я на Диму Быкова, как бы он пожертвовал своей литературой, если что?..
Дальше, в очередной раз, совсем недавно, подчеркнув, что в России всегда был и есть критический уровень умных и порядочных людей, посему фашизм у нас не пройдет, он тут же кличет победу национал-шовинистов после 2024 года. Потому что их ресурс растет, а потенциал только увеличится в годы четвертого (пятого) срока Путина, так как это будет правление национального унижения: Россию будут притеснять и загонять в угол, и тогда наступит время черносотенцев – где-то до 2030 года.
Постоянно оговариваясь, что не специалист, чтобы давать "психологические советы", Дмитрий Львович с огромным удовольствием и безответственностью их дает. «Вот очень интересное письмо...» И пошел зачитывать какую-то фейковую историю (почти в духе «пусть говорят") о неразделенной любви, одиночестве, депрессии, и все в таком же духе. И советует: крымчанину – уехать на полгода в кругосветное путешествие (супер – финансировать такое путешествие будет Быков?); какому-то парню написать книгу о своем одиночестве, одной девушке рекомендует признаться в любви к парню, другой предрекает, что она скоро перебесится, а еще кому-то... Уже не помню, но что-то в этом роде.
Когда же его спрашивают, что почитать после 25-ти, он вдруг заявляет, что если до этого возраста человек основные книги не прочел – ни «Войну и мир», ни «Улисса» (особенно, конечно, «Улисса») – нефига и начинать – поезд ушел, «у вас, наверное, какие-то другие интересы».
Советует поменьше сидеть в сетях, побольше что-то делать, и вообще, одиночество - это нормально, а культ общение – это признак несамодостаточности. К примеру, ему она не грозит. А что делает Дима Быков, постоянно отвечая на письма читателей «Эха»?.. Только «дело делает», о других печется? Весь его невротический трудоголизм очевиден без психологических очков. Тоже мне самодостаточный.
И продолжает с ослиным упрямством и самомнением всех ранжировать, ранжировать...
Короче, вот уж в чем прав Д.Л. – он цепляет, не оставляет равнодушным. Просто иногда бесит. От чего он возможно получает определенное удовольствие. Ведь кайф же - потом рассказывать, как «никчемные, бесталанные люди в бессильной злобе, пытаются его укусить, как ему их жалко, несчастных, неспящих, неспособных ни передачи прожить без Быкова...». Кстати, это не разновидность simple pleasures?..
Как же мне неловко все это писать. Да и не писал бы... Но, черт побери - доктор, исцелись уже сам.

Борьба с мизантропией

Опять об Эрике-Эмманюэле Шмитте. Теперь о его сборнике "Два господина из Брюсселя".  В него вошли новеллы  о любви. Но не той, к которой мы привыкли - правильной, когда мать любит сына, или мужчина любит женщину. А о различных, не совсем типичных что ли, ипостасях  этого чувства, от этого  не менее сильного.
Я не буду называть эти ипостаси, пересказывать сюжеты - читайте. Уверяю вас это все так же трогательно и нетривиально.
В конце книжек с новеллами, объединенными какой-то одной родственной линией, Шмитт обычно  публикует свои дневниковые записи, где рассказывает о том, как возникал замысел рассказов, как рождалась тема книги, сколько там автобиографического. Читать переживания и рефлексию автора в процессе творчества не менее интересно, чем сами его новеллы.
Вот Шмитт пишет, что на самом деле, он всю жизнь борется со своей мизантропией, и во многом, наверное, его рассказы и романы, пропитаные любовью к людям, добротой и терпимостью, есть проявление этой его борьбы. Мне это очень близко. Ибо надо, конечно, любить человека, но как это турудно! Особенно, когда его немного знаешь, когда он не раз заставлял ужасаться и разочаровываться. Но что поделать - другого пути нет. Альтернатива - самоуничтожение.   

Психология комбатанта

Недавно у меня был разговор с одним человеком, с которым мы сошлись во мнении, что последствия событий на Юго-Востоке крайне опасны для России. Правда, через некоторое время выяснилось, что он боится переноса на Россию "оранжевого сценария", а я имел в виду, что в Россию могут вернуться обстрелянные люди с опытом вооруженной борьбы за свои идеалы, с определенной психологией войны. Человек, пришедший с войны, еще долго несет ее в своем сердце. Психология этого человека отличается от "мирных" граждан. (Поставил "мирных" в кавычки, потому что не менее 30% россиян за войну в Украине, а следовательно и вообще).

У Елены Сенявской есть замечательная книжка "Человек на войне".

"Послевоенное общество всегда неизбежно отравлено войной, главный симптом этой болезни — привычка к насилию — в разной степени сказывается во всех сферах общественной жизни и, как правило, довольно длительное время.
Психология гражданской войны — явление особенно страшное. Поиск врага извне перемещается внутрь страны, понятия «свой — чужой» теряют прежнюю определенность, и тогда «врагом» может оказаться каждый, причем критерии «чужеродности» постоянно меняются и расширяются. Всеобщая подозрительность и страх, на многие десятилетия закрепившиеся в советском обществе, — прямое следствие этого процесса. Сталинский террор 1930-х гг. — закономерное продолжение революционного террора и террора 20-х гг. Пренебрежение к человеческой жизни прочно утвердилось в общественном сознании. Решение всех проблем «жесткими мерами» логично вписывалось в сложившийся за военное время особый менталитет, носителями которого выступали в первую очередь те, кто сам участвовал в боевых действиях и научился проливать кровь — свою и чужую, для кого ценность человеческой жизни с позиций приобретенного опыта выглядела довольно сомнительной. Даже задачи мирного восстановления решались прежними, «разрушительными» методами, действенными именно в силу своей разрушительности. Терминология тех лет («вся страна — военный лагерь», «вражеское окружение» и т. п.), отражавшая господствовавшую оценку международной обстановки и место в ней Советской России, отражала и психологию общества, которое все еще находилось в плену недавно пережитых войн и продолжало оставаться в состоянии «взведенного курка», ощетинившегося на весь мир и на себя самое. Экономика, политика, даже культура были пропитаны «духом войны». Широко распространенные военно-спортивные мероприятия, популярные песни революционного и военного содержания — внешние, наиболее заметные его атрибуты.
Внутренняя готовность к войне, ожидание новой войны как скорой и неизбежной воспитывались и в подрастающих поколениях, родившихся в межвоенный период. А участие армии в ряде локальных конфликтов еще сильнее подпитывало этот общий настрой. Так психология всего общества постепенно превращалась в психологию комбатанта (воина, бойца) — как реального, так и потенциального".

Покончил с собой Робин Уильямс

Очень печально. Не просто прочитал новость и взгрустнулось. А по-настоящему горестно. И потому что это актер, который стал родным и близким. И потому что в результате тяжелой депрессии...
Я скорблю, как когда-то, когда умер Даль, Шукшин, Богатырев... Богатырев - наиболее близкая ассоциация.
Когда об Уильямсе говорят "комик", меня это немного смущает. Ну, скажем так, тогда он грустный клоун, как Енгибарян и Полунин. И очень светлый.
Ди-джей в «Доброе утро, Вьетнам», учитель в «Обществе мертвых поэтов», сумасшедший в «Король-рыбак», и наконец психолог в фильме «Умница Уилл Хантинг» - особые роли, распрямляющие, дающие ориентир и силы. Очень добрые. одухотворяющие, если угодно.

"Святой эгоизм"

Эрнест Геллнер, английский философ, социальный антрополог

«Национализм — это прежде всего политический принцип, в соответствии с которым политическое и национальное целое должны совпадать. Националистическое чувство — это чувство гнева, возбуждаемое нарушением этого принципа, или чувство удовлетворения от его реализации. Националистическое движение вызывается к жизни чувствами этого рода».

«1. Два человека принадлежат к одной нации лишь только в том случае, если их объединяет одна культура, которая в свою очередь понимается как система идей, условных знаков, связей, способов поведения и общения.
2. Два человека принадлежат к одной нации лишь только в том случае, если они признают принадлежность друг друга к этой нации. Иными словами, нации делает человек, нации — это продукт человеческих убеждений, пристрастий и наклонностей. Обычная группа людей (скажем, жители определенной территории или носители определенного языка) становится нацией, если и когда члены этой группы твердо признают определенные общие права и обязанности по отношению друг к другу в силу объединяющего их членства. Именно взаимное признание такого объединения и превращает их в нацию, а не другие общие качества — какими бы они ни были, — которые отделяют эту группу от всех, стоящих вне ее.
Каждое из этих предварительных определений — и по принципу культурной общности, и по принципу добровольности — по-своему ценно. Каждое из них выделяет элемент, который действительно важен для понимания национализма».

...«В действительности же национализм почти никогда не был ни столь отрадно благоразумен, ни столь рассчитано уравновешен. Вполне вероятно, что, как считал Иммануил Кант, пристрастность, склонность во всем делать себе исключение — основная человеческая слабость, из которой проистекают все остальные; и что она наряду со всем прочим поражает и националистическое чувство, пробуждая то, что итальянцы во времена Муссолини называли sacro egoismo (святой эгоизм) национализма. И вероятно, политические проявления националистического чувства стали бы гораздо умереннее, если бы националисты так же остро чувствовали несправедливости, совершенные их нацией, как они чувствуют несправедливости, совершенные по отношению к ним».