Category: философия

Грусть как форма солидарности

Я давно заметил, что грустные глаза, грустное выражение лица мне кажутся всегда более осмысленными и человеческими, чем радостная физиономия. Особенно на фотографиях. (Не считая, конечно, маленьких детей с их непосредственным, неосознанным восторгом жизнью). Тем более, что чистая радость - более редкое явление природы, чем искренняя грусть.
Грусть, по-моему, это своего рода форма солидарности с не очень счастливой частью человечества. А так как большая часть человечества постоянно испытывает те или иные страдания, то грусть – более естественное состояние человека (поводов больше).
Желание быть счастливым мне всегда казалось чуть ли не чрезмерным. Радость – да: она расцвечивает жизнь, как праздник оттеняет будни. Но счастье – какая-то почти мещанская и пошлая цель. Бывают, конечно, ощущения неописуемой эйфории. И прекрасно. Но не делать же это смыслом жизни.
PS
Данная реплика не что иное, как личная интерпретация чувств, не принимающая в расчет ни гормоны, ни нейроны, ни прочие причуды мозга.

Познай себя?

Карл Густав Юнг – человек, сформулировавший такие общеупотребительные нынче понятия, как «архетип» и «комплекс», классифицировавший основные психологические типы. Интеллектуал, аналитик, психолог и философ, пытавшийся заглянуть за пределы человеческой жизни.
Я взялся перечитывать его мемуары, продиктованные в самом конце его земного существования. В частности, небольшую главу под названием «поздние мысли». И вот, в частности, что он там сказал:

«Итак, человек, желающий найти современное решение проблемы зла, прежде всего нуждается в самопознании, то есть в максимально полном знании своей собственной целостности. Он должен со всей откровенностью отдавать себе отчет в том, сколько он может совершить добра и на какие способен преступления; он ни в коем случае не должен рассматривать одну сторону как реальность, а другую – как иллюзию. И добро, и зло – элементы, входящие в состав его природы и готовые в нем проявиться, если только он захочет – а он должен этого хотеть – жить, не разочаровываясь и не заблуждаясь относительно себя».


Юнг здесь не первый. «Познай самого себя» - античное изречение, надпись на стене древнегреческого храма Аполлона в Дельфах, где находился Дельфийский оракул. Что это значит? Интерпретаций уйма.
Лично у меня сплошные вопросы и сомнения. Что такое «познать свою душу»? (Это предлагал Сократ). Как минимум, что такое душа? Это твоя психика? Это частичка Бога? Во-вторых, а как понять – что я могу, на что способен, а через чего не переступлю? Обязательно нужно выйти на «пограничную полосу» между жизнью и смертью? Или задаться вопросом - «тварь я дрожащая или…?» А стоит ли будить лихо, пока оно тихо? Не правильнее ли «спешить делать добро» и не заглядывать в подсознание, пока оно не заглянула в тебя?
Помню – давно это было - получил письмо от близкого воспитанника. Он объявил паузу в наших отношениях на поиски самого себя. Он, наконец, хотел понять, что же представляет из себя на самом деле. Без посторонней помощи, на свободе, в "естественных условиях". Вбить, как он говорил, первый столб самостоятельно. Чтобы за него можно было бы удержаться и передохнуть. Ибо все поехало, почва под ногами заколебалась, прежние столбы как-то вдруг быстро стали разрушаться… «Правильное» набило оскомину, наступило время без галстуков. Вся прежняя диета подверглась сомнению и захотелось сладенького. И видимо долго он на этой диете сидел. Потому что вдруг, как джин из бутылки, или черт из табакерки, в общем, по закону маятника, отшатнуло человека прилично в противоположную сторону.
Вскоре последовало еще одно письмо: мол, качусь пока по наклонной с приличной скоростью и под устрашающим углом. Но с интересом наблюдаю: до какой же степени, и когда тормозить? С вызовом написано, как мне тогда представлялось. С самолюбованием. С изящной отстраненностью.
Мне же всегда казалось - чтобы понять себя, уместнее измерить не глубину «падения», а проверить высоту прыжка, силу притяжения. Опасно искать все время свой низ, важнее понять, где потолок. Боюсь, что удариться головой получится быстрее, а дна можно и вовсе не нащупать.
...Юнг говорил, что бессознательное - это Бог. Но можно ли познать Бога? Тут и с самим собой разобраться не получается. Я много раз представлял себя в Великую Отечественную, и мне казалось, что я мог бы как вернуться с нее Героем Советского Союза, так и стать предателем. (Вспомните Рыбака из "Сотникова" или фильма "Восхождение"). Так кто же я?.. Иногда ты тот, кем ты хочешь стать. Иногда обстоятельства сильнее тебя.
Люди часто познают других, но не себя. Притча про бревно в глазу мне кажется одной из самых точных и актуальных.
Короче, не хочу умничать. Как, впрочем, признаюсь, что устал читать и профессиональных умников от философии или психологии. Особенно тех, кто пишет - «человек должен». Чем дольше живу, тем назойливее вопрос: а так ли уж они знают намного больше о человеке и жизни, чем мы, простые смертные?

Я - русский европеец

Громко, конечно, звучит. Претенциозно и провокационно одновременно. Ну и ладно. Поясню.
Вчера Михаил Ходорковский написал статью, в которой призвал объединиться всем русским европейцам. Он заявил, что Россия всегда была, есть и будет частью Европы, ее культуры, и что только на общем пути европейского развития наша страна сможет добиться того самого благосостояния и мира, которого достойна.
Что такое европеец? Это необязательно человек, родившийся непосредственно, географически в Европе. Это человек, придерживающийся европейских ценностей.
Я не христианин, но человек христианской культуры. Я бы сказал даже конкретнее - культуры Эпохи Возрождения, Просвещения и Гуманизма. Сегодня я скорее на стороне умеренного прогресса, умеренной толерантности и мультикультурности. Умеренного глобализма и общечеловеческих ценностей, базовой из которых является право на жизнь. То есть я вообще на стороне умеренности и здравого смысла. В купе с приятием верховенства закона и правами человека это и есть европейская идентичность. И я, честно говоря, не вижу причин, почему России не жить так же, руководствуясь теми же принципами.
А что такое «русский европеец»? Философ Владимир Кантор говорил, что понятие русский европеец с одной стороны позволяет критиковать Европу, потому что ты русский, но с другой критиковать Россию, потому что ты европеец. Русский европеец – это словосочетание, единое понятие, где прилагательное столь же весомо, как и существительное.
Русскими европейцами были декабристы. Вообще, многие из непоротого поколения, отцы которых жили во времена Екатерины II. Русским европейцем был философ и поэт Владимир Соловьев. Из относительно наших современников, к примеру, – еще один философ и филолог Сергей Аверинцев, которого как-то Кантор спросил: «Вы почвенник?», на что Аверинцев ответил утвердительно, а потом добавил: «Среднеземноморский».
Конечно, этих самых русских европейцев сейчас немного (хотя, кто их считал?). Тот же Аверинцев говорил, что Россия не может до конца стать Европой, так как она не прошла «Логику» Аристотеля и добавим - не знала, что такое римское право. Мы не умеем дискутировать, у нас нет культуры спора – об этом говорили, как Владимир Кантор, так и Андрей Кончаловский - тоже русский европеец. Россия, как заметил однажды еще один современный интеллектуал Виталий Найшуль, так и не стала «Третьим Римом», урезав свою миссию до «оплота Православия». «Получились - народный исихазм, великая держава, сильная армия и общество, для которого идеальный мир важнее реального. Но не получился собственно Рим». То есть Россия не прошла до конца культурную, цивилизационную инициацию. Россия много что проскочила. И тем не менее...
Кто хотел или совсем не смог здесь жить, уехал, чтобы стать просто европейцем или «за колбасой». Те, кто остались, им или некуда и не на что уезжать, или они все-таки любят свою страну, им все равно удобнее жить здесь с русским языком, друзьями и привычками, но они хотят чтобы Россия стала наконец частью Европы. Для этого, на расстоянии вытянутой руки они что-то пытаются сделать – в области образования-просвещения, в собственном подъезде, соседнем магазине, кафе, школе, где учатся дети, в общении с людьми и, что важно, просто личным примером.
...Итак, кто со мной - в европейскую Россию?