Category: юмор

Category was added automatically. Read all entries about "юмор".

Предварительно

Друзья!

В этом журнале будут чередоваться  документальные истории, небольшие  рассказы, размышления и наблюдения, комментарии к происходящему в стране.

Просьба: пожалуйста, избегайте хамства. В остальном - табу нет.

Юмор как своеобразная "дактилоскопия"

Если попросить подростка назвать несколько самых важных качеств, необходимых на его взгляд учителю, он обязательно назовет среди них чувство юмора. Но у разных людей разное его понимание. Да и национальная специфика существует: к примеру, пресловутый английский или еврейский юмор. Бывает, что человеку кажется, что он шутит, а он хамит и не видит грань. Юмор (уместная ирония), чем мягче, тем безопаснее, чего не скажешь о сарказме, язвительности, ехидстве – это про другое. Чаще всего защитная агрессия. Жалко, когда так называемый юмор, не объединяет, а разобщает, обижает, оскорбляет. И не потому что объект попался без чувства юмора, а потому что юмор у субъекта болезненный.
Юмор, как пробный камень: скажи, над чем ты смеешься, и я тебе скажу кто ты. Своеобразная "дактилоскопия".
Мне кажется, что человек с чувством юмора обладает более философическим взглядом на мир. И это помогает ему принимать его таким, какой он есть, и принимать человека в этом мире. Хотя, повторяю, у каждого чувство юмора бывает свое, порой очень странное.
Говорят, наличие или отсутствие чувства юмора – это как цвет глаз при рождении: у каждого свое. Как мироощущение: легкое, радостное, светлое, примечающее хорошее и снисходительно относящееся к дурному; или мрачное, депрессивное, порой апокалиптическое, фокусирующееся на недостатках. В жизни есть, как понятно, и то, и другое. Чувство юмора безусловно способствует разрядки психического напряжения и, в каком-то смысле, смягчает нравы, в то же время дает объем жизни. Юмор демократичен: считается, что табу на смешное нет (хотя я не уверен). Кто-то сказал: можно смеяться даже над ангелом, правда, если ты архангел. Отсутствие же чувства юмора, как отсутствие одного глаза, в любом случае – проблемы со зрением.
Можно ли научить чувству юмора? Можно ли научить вообще чувству? Связано ли наличие или отсутствие чувства юмора с умом, тонкостью и вкусом? Не знаю. Это все вопросы, имеющие множество ответов. Следовательно, их не имеющие.
Юмор – далеко не всегда острословие. Жванецкий хорошо разделяет острословие и остроумие. Есть профессиональные весельчаки-острословы. Но мне иногда кажется, что они давно потеряли всякую чувствительность к слову, как проститутки к телу: другому, может быть и бывает хорошо, а им просто в привычку. Отношение к таким заштатным острословам у меня соответствующее: иногда возбуждают смех, чаще всего утомляют или вызывают что-то сродни эстетической брезгливости. Я не люблю их. Их водопадное острословие сродни пытки слушать не один анекдот к месту, а сразу серию. Их безостановочный юмор похож на постоянную болтовню еврейского цирульника, с той лишь разницей, что там это к месту, а здесь почти всегда невпопад и слушать невозможно. Я не люблю их не только как конкурентов (не ревновать же игроку к искусству шулера), а именно потому, что они претендуют на эталон юмора. Тем самым, совершая низкую подмену, извращая его суть. Как говорится, вносят дионисийский хаос в аполлонический порядок. Они трафят низким инстинктам толпы, бесконечно развлекая ее. А комичное тем и хорошо, что оттеняет грустное, темное, трагическое, делает его не таким концентрированным. Вот почему мой любимый жанр – трагикомедия.
В конечном итоге, над чем могут смеяться люди? Над собой, конечно. Правда, каждый раз им кажется, что над другими.

Кому и куда подать иск за оскорбление моего эстетического чувства?

Вчера какой-то чувак подал иск в суд на ТНТ за его извинения перед ингушским народом. Точнее, за их извинения за юмор. Это вроде как оскорбляет его чувство юмора. Истец заявляет о «целенаправленном уничтожении» умения людей смеяться над шутками. И этим ТНТ нанес ему «нравственные страдания» и вред «душевному здоровью».
Короче, прикалывается парень. Хотя в его приколе есть и вполне себе серьезный подтекст: извинения за оскорбления национальных и религиозных чувств стало модным и опасным явлением.
Но у меня другой вопрос: а когда будут извиняться за пошлость? Тут калмыцкий народ возбудился за мало приличную и несмешную, на мой вкус, шутку про статуэтку Будды из какого-то сериала и требует извинений. Не буду давать ссылку и распространять всякую ерунду. Но посмотрев эту шутку, даже без экспертизы понятно, как минимум, одно – это пошлая шутка.
Короче, то, что не нужно никого оскорблять по национальному или религиозному признаку это понятно и очевидно. Так же понятно, что не надо спекулировать на этом. Но я все же спрошу – а как быть с моим эстетическим чувством, которое оскорбляет пошлость всего этого юмора на ТВ и не только, всех этих с позволения сказать песен, развлекательных шоу, сериалов? Как впрочем и политических спектаклей. И что мне с этим делать? Ведь ни один суд не примет мой иск, ни одна попса голимая или расплодившиеся КВэнщики не извинятся. А силовой поддержки у меня нет.)

Ухо-глаз

Владимир Познер у себя в блоге вспомнил замечательный советский анекдот. Человек вбегает в поликлинику, подходит к медсестре и говорит: «Мне нужен врач ухо-глаз». Она говорит: «Такого врача нет. Есть ухо-горло-нос и есть глазник, то есть офтальмолог». «Не-не-не, мне — ухо-глаз». Ну, спорят, спорят. В конце концов, она говорит: «Послушайте, такого врача нет, я вам говорю. Но если бы он был, зачем вам нужен такой врач — ухо-глаз?» «Как зачем? Я все время слышу одно, а вижу-то совсем другое!»
Злободневно, не правда ли? Предлагаю также вспомнить советские анекдоты, которые сегодня звучат вполне себе актуально.

Шутки дворовых

Наткнулся тут на фрагмент фильма «Прогулки с Бродским», где он говорит о том, что «наши люди» не уважают друг друга, не ценят и даже презирают. В этом беда России. В том же фрагменте он говорит, что признаком этого является наша привычка к насмешке.
На самом деле чувство юмора –это защитная реакция, это то, что спасает наших людей, позволяет им дистанцироваться, смягчать звериную серьезность реального бытия. С другой стороны наш юмор в виде той же насмешки, постоянного стеба, ехидства и сарказма в действительности скорее агрессивен. Защита через нападения. Юмор,  выхолащивающий смыслы и подвергающий все насмешке, уже не есть философский вгляд на вещи, а взгляд вполне себе циничный и пофигистский. Мы так гордимся нашим чувством юмора. Как признаком ума и веселости. На самом деле эта чрезмерность, вероятнее всего, признак выживаемости. Кстати, как и еврейский юмор. Который, правда, намного более самоироничен и грустен.